Размышления по поводу одной фразы в пьесе А.П.Чехова «Чайка» (А.А. Пискулин)

5 апреля 2015 года в Елецком городском краеведческом музее актеры театра «Бенефис» встречались со зрителями, с любителями театрального искусства и литературы. В рамках программы «Театр расширяет границы» состоялась читка пьесы Чехова «Чайка». Для нас, ельчан, естественно обратить внимание на то, что в тексте пьесы прозвучал «Елец».

«Нина. Завтра рано утром ехать в Елец в третьем классе… с мужиками, а в Ельце образованные купцы будут приставать с любезностями. Груба жизнь.

Треплев. Зачем в Елец?

Нина. Взяла ангажемент на всю зиму».

Вера Комиссаржевская – первая исполнительница роли Нины Заречной

Почему же все-таки Чехов отправляет  Нину Заречную в Елец?

Конечно, в Москве Елец знали.

Крупный центр торговли, особенно хлебной. Город, окруженный россыпью дворянских усадеб. Например, под Ельцом было имение братьев Жемчужниковых – создателей Козьмы Пруткова, в селе Архангельском жил известный театрал Танеев, о котором писал, как о большом оригинале, знаменитый бытописатель XIX века Пыляев…

Лев Толстой поселил родственницу Пьера Безухова (старшую княжну) в елецком имении Пьера:

«После своего освобождения из плена он (Пьер) приехал в Орел и на третий день своего приезда, в то время как он собрался в Киев, заболел и пролежал в Орле три месяца…  …проснувшись от своей болезни, Пьер увидал вокруг себя своих двух людей, приехавших из Москвы, – Терентия и Ваську, и старшую княжну, которая, живя в Ельце, в имении Пьера, и узнав о его освобождении и болезни, приехала к нему, чтобы ходить за ним».

Усадьбу Толстого, Ясную поляну, Чехов впервые посещает в августе 1895 года. Елец рядом. Настолько близко, что И.А.Бунин писал в «Жизни Арсеньева»: «Вчера, говорят, мимо нас прошла по большой дороге в отъезжее поле чья-то охота вместе с охотой молодых Толстых. Как это удивительно – я современник и даже сосед с ним!».

                                                   А. Чехов и Л. Толстой

 Под Ельцом располагалось и великолепное имение Стаховичей Пальна-Михайловка – один из центров культурной, общественной и социально-экономической жизни Елецкого уезда и Орловской губернии. В 1902 году у Алексея Александровича Стаховича в Пальне-Михайловке гостил Станиславский, а Олег Ефремов (по слухам), став руководителем МХАТа, планировал построить на берегу Пальны Дом отдыха для актеров театра.

Елец нельзя было миновать и в путешествиях из Москвы в южном направлении: на Дон, к Азовскому морю, на Кавказ.

Вполне возможно, что Антон Павлович Чехов был знаком с очерками Василия Ивановича Немировича-Данченко о Ельце 1885 года.

Елец упоминается Пушкиным в «Путешествии в Арзрум» – (до Ельца дороги ужасны).

Кроме этого, следует отметить, в Ельце бунинского и чеховского времени была активная театральная жизнь. Гастролировали столичные и провинциальные актеры, ставились и любительские спектакли. С Ельцом связаны известные и знаменитые имена русского театра. Таким образом, ангажемент Нины Заречной в Ельце – типичный пример жизни актрисы того времени.

Весь 1895 год – год работы над «Чайкой» – Елец различными ассоциативными путями приходил к Чехову.

1895 – 1896 годы – работа над «Чайкой».

1895 год –  личное знакомство Бунина и Чехова.

1895 год – поездка Чехова к Толстому в Ясную поляну.

1895 год – знакомство Станиславского и А.А.Стаховича.

1895 год – умер Лесков.

                                                                     Н. Лесков

 Елец неоднократно упоминается у Н.С.Лескова, творчество которого высоко ценил Антон Павлович («Несмертельный Голован», «Грабеж», «Очарованный странник» и др.).

Лесков умер в феврале 1895 года. Чехов нередко лечил своих друзей и знакомых. Несколько раз он навещал больного Лескова. Чехов определил у писателя порок сердца и заболевание почек. Фраза – «Вы наступили на мою самую любимую мозоль» – была одной из часто повторяемых  Лесковым, когда кто-либо начинал говорить с ним о неприятной для него теме. Чехов вложил эту фразу в уста Тригорина в пьесе «Чайка»: «Вы, как говорится, наступили на мою самую любимую мозоль, и вот я начинаю волноваться и немного сердиться».

Еще один заметный человек из театрального мира, который мог вызывать у Чехова ассоциации с Ельцом, – это елецкий помещик Алексей Александрович Стахович. Блестящий офицер, участник русско-турецкой войны 1877-78 годов, адъютант московского генерал-губернатора и – завзятый театрал. В 1895 году Стахович знакомится со Станиславским и театром Общества искусства и литературы (будущий МХТ), которому начинает оказывать всяческую поддержку (в основном, материальную). В 1902 году Алексей Александрович становится одним из пайщиков театра, а в 1907 году – одним из директоров. В том же году он выходит в отставку в чине генерал-майора. Во МХАТе Стахович ведет класс манер, выправки, костюма и светского поведения.

А. Чехов среди актеров театра (1900 г.)

 Марина Цветаева вспоминала уроки Стаховича. Например, он советовал барышням: «Если вдруг на улице спустится чулок и что-нибудь развяжется… с кем бы вы ни шли – спокойно отойти и, не торопясь, безо всякой суеты, поправить, исправить беспорядок… ничего не рвать, ничего не торопить, даже не особенно прятаться: спо-кой-но…».

В. Серов. Портрет А. Стаховича. 1911 г.

 Хочется озвучить еще один совет Алексея Александровича: «Действовать нужно всегда спокойно и с достоинством, не заискивая перед высшими и не боясь показаться простым перед низшими. Нет позора в трудном положении, позор тому, кто не пытается его исправить. И, наконец, самое важное, достичь элегантности можно, только усвоив, что этикет, имидж, мода призваны сделать жизнь человека легче и красивее, а не закабалить его».

С 1911 по 1919 год Стахович – актер МХТа, в это время он снимется и в кино. Алексей Александрович похоронен на Новодевичьем кладбище. Его архив хранится в музее МХАТа.

Но, конечно, главное, что связывает Чехова с Ельцом, – это Бунин.      

Их знакомство состоялось 12 декабря 1895 года в Москве. Бунину было 25 лет, а Чехову – 35.

14 декабря Бунин дарит Чехову оттиск рассказа «На хуторе» с надписью: «Антону Павловичу Чехову в знак глубокого уважения и искреннего сердечного расположения. Бунин». С этого времени писателей связывало чувство искренней душевной дружбы.

Переписка между Буниным и Чеховым началась еще раньше, в январе 1891 года. Двадцатилетний Бунин, начинающий писатель, обратился к Чехову с просьбой дать оценку его произведениям.

Первое письмо Бунина (без даты).

«… Вы самый любимый мной из современных писателей и так как я слыхал от некоторых моих знакомых (харьковских), знающих Вас. что Вы простой и хороший человек… К Вам я решил обратиться…»

Первое письмо Чехова к Бунину (от 30 января 1891 года).

«Милостивый государь Иван Алексеевич!

Простите, что я так долго не отвечал на Ваше письмо. Я был в Петербурге и только сегодня вернулся в Москву.

Очень рад служить Вам, хотя, предупреждаю, я плохой критик и всегда ошибался, особенно когда мне приходилось быть судьею начинающих авторов. Присылайте мне Ваши рассказы, но только не те, которые уже были напечатаны.

Готовый к услугам

А.Чехов.

Москва, М.Дмитровка, д.Фирганг».

Сохранилось четырнадцать писем Чехова к Бунину и семнадцать писем и телеграмм Бунина к Чехову.

А. Куприн, Н. Федоров, И. Бунин, А. Чехов, С. Ельпатиевский, А. Горький

Они высоко ценили друг друга как писателей, и по-человечески им было друг с другом легко и интересно. Бунин был талантливым рассказчиком, и Антон Павлович обожал его устные импровизации. Марк Алданов писал: «Бунин всегда говорил превосходно. Искусство рассказчика у него дополнялось даром имитатора. Когда он бывал в ударе, просто нельзя было не заслушаться» (Бунин без глянца).

Чехов из Ялты в письме к Ольге Леонардовне писал: «Здесь Бунин, который, к счастью, бывает у меня каждый день». «Он (Чехов) требовал, чтобы Иван Алексеевич бывал у него с утра ежедневно», – вспоминала В.Н.Муромцева-Бунина. Сам Бунин в своей рукописи «О Чехове» писал: «Необыкновенно радовался он однажды, когда я рассказал ему, что наш сельский дьякон до крупинки съел как-то на именинах моего отца фунта два икры. Этой историей он начал свою повесть «В овраге» (фунт – 454 грамма).

Без сомнения Чехов знал Елец по рассказам Бунина, и то, что Чехов отправил Нину Заречную в Елец, по прошествии времени звучит как привет «господину Букишону» от «господина Чехонте».

Константин Паустовский назвал Елец «бунинским городом». Для современников Бунина именно Елец, вне всякого сомнения, был родиной Ивана Алексеевича.

Порой встречаются в жизни неожиданные переплетения событий, имен, ассоциаций, в которых чувствуется и смысл, и  цель.

                                                            К. Паустовский

В «Повести о жизни» Паустовского маленький фрагмент в рассказе «Сырой февраль»  объединил имена Тургенева, Чехова, Бунина. В 1917 году Паустовский работал журналистом в Москве, и в редакции «возникла идея – послать (его) в глухой уезд, чтобы написать, о чем думают сейчас в тургеневской России».

«Начали соображать, куда бы поехать, где найти поближе к Москве самый глухой уезд.

При разговоре присутствовал известный театральный критик и знаток Чехова, кротчайший Юрий Соболев…

– Чехов писал, – сказал Юрочка, – что воплощением российской дичи был для него городок Ефремов Тульской губернии. Это где-то под Ельцом. Кстати, тургеневские места. Ефремов стоит на реке Красивая Меча. Помните «Касьян с Красивой Мечи».

В очерке «Иван Бунин» Паустовский писал: «Тогда, в Ефремове, вошла в меня бунинская Россия и завладела мной надолго. Елец был рядом. Я решил съездить туда и посмотреть этот бунинский город».

                                                                                                                                                                                     

Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Статья выпуска. Постоянная ссылка.

4 комментария Размышления по поводу одной фразы в пьесе А.П.Чехова «Чайка» (А.А. Пискулин)

  1. Алексей пишет:

    Дополнение к статье. В Хрестоматии по истории русского театра под.ред. Г.И.Гоян 1940 г. читаем: «Сейчас нам трудно даже себе представить, как важно было в то время молодому (да и всякому) актеру попасть в такое дело, где вопрос денежных расчетов не имел решающего значения. Но хороших, культурных антрепренеров было мало, и подавляющее большинство из нас было вынуждено итти в кабалу к случайным людям, которые видели в театре только средство легкой наживы, не требующей особых знаний и умения вести дело, или к дельцам, поставившим его прочно, но с оглядкой только на кассу и выжимание лишней копейки из бесправного актера.
    У актера — ловкого дельца — завелась тысчонка-другая. Пробует счастье, «снимает город». «Снял» Орел, Курск, — идет слух о «делах» Надлера, Пыхтеева, Биязи. Они собирают это «дельце» на московской актерской бирже — торгуются, сбивают цифры, обещают золотые горы, дают грошовый аванс. Плохо начатое дело кончается обыкновенно среди сезона. Нужда заставляет актеров продолжать «дело» на марках. Как-нибудь просуществуют до поста, а там опять московская биржа, опять скудные получки, опять марки, и так до бесконечности. Счастлив тот из несчастливцев, кто попадает в Елец к Жамсону. У того жалованье поменьше, но зато верное получение его. В Ельце жизнь дешева, — и едут туда неудачники изображать «Жидовку или Казнь огнем», «Похождения купца Иголкина» и прочий «высококультурный» репертуар. Берут бенефисики, смотришь, — и подарочек в бенефис получат, приедут на биржу и прославляют Жамсона и Елец.
    Жамсон был исключением среди антрепренеров, которые, обыкновенно, арендовав театр в небольшом городе, привозили туда дешевую труппу, проводили ужасающий репертуар, должали, прижимали актера и, в конечном итоге, удирали, оставляя на произвол судьбы и театр, и труппу. Жамсон знал городок, в котором, как он говорил, «насаждал искусство». Был всегда в границах бюджета, дружил с актером, аккуратно расплачивался и на бирже появлялся с высоко поднятой головой».
    А.Пискулин

  2. Наталья пишет:

    Когда погружаешься в тему, столько всего интересного находится. Вот, например, в письме Софьи Андреевны Толстой ко Льву Николаевичу соединяются и 1895 год, и театр, и Елец, и Стаховичи, и Толстой.
    “Москва. 26 октября, 1895 г. Вечер.
    …Он (Стахович Михаил) весь полон “Властью тьмы”. Не ест, не спит, ставит ее в Ельце, прихдит в самый экзальтированный восторг, вдается даже в пафос…”.

  3. Валерий пишет:

    Талантливому исследователю достаточно всего лишь одной фразы,чтобы обнаружить удивительные переплетения имен, творческих отношений,воссоздать атмосферу прошлого.И все это связано с Ельцом. Статья написана блестяще! Браво автору

  4. Алексей пишет:

    Валерий, спасибо!

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>