Праздник Рождества Христова на Бугре (Елец)

С конца 2004 года вновь ведутся службы в Елецкой церкви Рождества Христова. Церковь, как центр прихода, как религиозный, духовный и общественный центр, существует очень давно – она упоминается еще в «Писцовой и межевой книге поместных и вотчинных земель Елецкого уезда» – документе, составленном в 1691-1693 годах. Церковь, первоначально деревянная, ветшала, горела, восстанавливалась, перестраивалась,  а в 1766 году началось возведение каменного храма, который, в свою очередь, также подвергся серьезной перестройке в шестидесятых годах XIX века.

Однако все время своего существования церковь Рождества являлась центром одной из древнейших городских слобод – Александровской слободы. Слобода эта в конце XVI – XVII вв. была заселена елецкими городовыми казаками, составляющими значительную часть гарнизона Елецкой крепости. С утратой Ельцом военного значения к концу XVII века, население слободы также переключилось на мирные промыслы: занятие ремеслом и торговлей, земледелием и огородничеством. Жители слободы были переведены в разряд мещан, однодворцев, а впоследствии, когда слобода оказалась за пределами города, в разряд государственных крестьян. Слобода несколько раз переносилась с места на место. По мере расширения города она отодвигалась на запад вдоль  речки Ельчик  до нынешнего ее положения на северо-западной окраине города по берегам все того же Ельчика. На своем нынешнем месте слобода известна также под названием «Бугор».

Как уже упоминалось, несмотря на все переносы слободы, ее приходским храмом всегда оставалась церковь Рождества Христова, что в казачьей Александровской слободе. Жители слободы чувствовали сильнейшую связь со своим приходским храмом: «Это наша церковь, бугорская!» – говорит бывшая жительница Бугра – Александровской слободы Александра Васильевна Щедрина из семьи бугорских старожилов Шамониных-Чукардиных (как тут ни вспомнить документы, повествующие о Ельце XVI века: челобитную елецкого стрельца Кирейки Чукардина, в1592 году«написавшегося на государеву службу в город Елец»;  грамоту елецкому воеводе А. Д. Звенигородскому1592 года, рассказывающую о некоем «Шамонке с сыном», которые «написались на Елец в казаки»).

Одним из наиболее любимых народом праздников являлось Рождество Христово. По воспоминаниям бугорских старожилов, Рождество в 20-е годы XX столетия праздновалось следующим образом. С Рождественского сочельника (вечер 6 января) начинали ходить дети – «Славить Христа». Дети, а часто и молодые люди (парни и девушки), ходили от дома к дому и исполняли рождественский тропарь или кондак. В награду, как правило, получали лакомства – пряники, конфеты. 

Соломаткин Л. Городовые-христославы

Как уже говорилось выше, это являлось преимущественно детским занятием, но довольно часто ходили «Славить Христа» не только люди юного возраста, не только молодежь, но и люди среднего возраста.

Ночью большинство жителей Бугра посещали церковную службу в храме Рождества или в Знаменском монастыре. Весьма своеобразным, ярким, был на Бугре сам день Рождества Христова – 7 января.

Во второй половине дня по улицам слободы проезжали подводы (обычно три – четыре), высланные из Рождественской церкви. Перед каждым домом стояли столы с хлебом и большими кусками сала, на земле – ведра с разным зерном: овсом, пшеницей и т.д. С подводами шли священник – «батюшка», диакон и несколько бугорских жителей, принимавших активное участие в жизни Рождественского храма. Батюшка, диакон и их сопровождающие пели молитвы. Сало, хлеб и зерно складывалось на подводы – для храма, таким образом подводы проезжали по всем улицам слободы. Хозяева угощали батюшку и его сопровождающих.

 

 

 

 

 

 

 

К.Высотский. Зимнее катание на санях

 Не менее ярко проходил и следующий день праздника 8 января. На Бугор со всего города и слобод съезжались гости, и устраивалось катание на лошадях. Богато убранные сани, «лошадя разнаряженные», ехали сплошным потоком по бугорским улицам – «Одноличка», «Сапожок»… Катающиеся ехали по обеим сторонам улицы, образовывался своеобразный «поезд». Два огромных потока саней, движущихся навстречу друг другу, занимали все пространство улицы; зрители могли наблюдать за катанием только с крыльца дома или из окон. Наиболее озорные из ездоков старались зацепить друг друга санями: «Едут уплотную, до драки бывало, если столкнутся». Катание выходило и за пределы Бугра – до села Сазыкино. Ближе к вечеру поток катающихся постепенно редел, оставались только наиболее рьяные любители катания.

Рождественские праздники, естественно, сопровождались обильной едой, тем более что на третий день праздника на Бугре принимали гостей со всего города и из городских слобод, особенно из соседней Ламской слободы. Рассказчики подчеркивали тесные, дружеские отношения Бугра и Ламской: «Ламская и Бугор как родственные отношения имели, как соединены». Такие отношения между слободами становятся понятны, если вспомнить, что и Ламская слобода первоначально развивалась как слобода казачья. Рассказывая о богатом праздничном угощении, старожилы вообще склонны вспоминать о богатстве жителей Бугра: «Кур и гусей не только что по десяти водили – а стаями!». Угощенья для гостей не жалели: «Не говоря, что кур по полсотни, – гуси, индюшки, поросенок, пироги сдобные!» Вообще в рассказах о быте Бугра до 30-х годов постоянным рефреном звучит воспоминание о зажиточности, богатстве и довольстве.

А. Пискулин

 

Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Статья выпуска. Постоянная ссылка.

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>