КУЛИКОВСКАЯ БИТВА В СУДЬБЕ ГОРОДА ЕЛЬЦА

В истории народов, государств и цивилизаций есть события, которые принято называть судьбоносными. Они определяют их дальнейший исторический путь  и развитие. Для русского народа и государства в ряду таких событий особое место занимает Куликовская битва.

В этом грандиозном по значению для русской истории, русского государства и русского народа событии принимали участие и ельчане.

Знаменитая Куликовская битва произошла 8 сентября 1380 года примерно в 140 верстах от Ельца, на Куликовом поле, между реками Доном и Непрядвой. Русские князья объединились в горячем желании свергнуть татарское долгое иго. 

Слияние Дона и Непрядвы

В «Сказании о Мамаевом побоище», выдающемся памятнике древнерусской литературы, в числе князей, принимавших участие в Куликовской битве, упоминается князь Федор Елецкий со своей дружиной.

Согласно «Сказанию», «при уряжении полков» в Коломне дружина князя Федора Елецкого находилась в полку Правой руки. Об участии князя Елецкого в Куликовской битве упоминают историки Татищев и Карамзин.

Куликовская битва. Миниатюра из «Сказания о Мамаевом побоище», XVII в.

Подвиг ельчан тем значительнее, что Елец находился на границе со степью, город разорялся и сжигался дотла неоднократно.

«Он и впрямь был одним из самых древних русских городов… принадлежал к тем важнейшим оплотам Руси, что, по слову летописцев, первые вдыхали бурю, пыль и хлад из-под грозных азиатских туч… первые видели зарева ночных и дневных пожарищ, ими запаляемых, первые давали знать Москве о грядущей беде и первые ложились костьми за нее», – писал И.А. Бунин.

Естественно, что ельчане пришли на Куликово поле не только защищать свой город, но и ради общерусского, общенародного и общенационального единения.

Куликовская битва. Миниатюра из «Сказания о Мамаевом побоище», XVII в.

Приведем отрывок из книги «Дмитрий Донской» Юрия Лощица (М.: Молодая гвардия. 1980. С. 135. Серия «Жизнь замечательных людей»), эмоционально очень сильный:

«И только через неделю, когда и ждать перестали кого бы то ни было, и когда до Дона осталось всего двадцать с небольшим поприщ, от обозного хвоста понеслась, нарастая, волна голосов: «Едут! Иду-ут!».

Но кто же, кто? Ополченцы Тимофея Васильевича? Или новгородцы? Или тверичи наконец усовестились? Не сразу и узнали в лицо двух седых от пыли Ольгердовичей, князей Ондрея и Дмитрия. С неубывающей надеждой ждал их великий князь московский. Но мало ли кого он ждал! Дело тут такое, что не прикажешь, на договор не сошлешься.  Тут каждый поступает, как ему совесть подскажет. Не дивно ли: у двух сынов Литвы русского чувства оказалось больше, чем у того же Михаила Александровича. Может и не догадываются Ольгердовичи, как много значит их появление для московского князя. Ягайло, говорят, уже у Одоева стоит, поджидая великого темника. Видел бы покойный Ольгерд, бивший татар у Синей Воды, с кем снюхался его любимчик. Но Ягайло – не вся Литва.

И уже окончательно растрогало Дмитрия Ивановича появление еще одного князя, его и в живых не чаяли зреть. То был Федор. Елецкий удельный вотчич с берегов Быстрой Сосны, то есть как раз оттуда, где сейчас вытаптывают траву мамаевы полчища. Елец – городишко пограничный, разнесчастный, года не проходит, чтоб ни чинили ему ордынцы новых обид. Уж ельчанам ли перечить Мамаю! Им, кажется, сам Бог велел отсиживаться, где-нибудь в лесных норах. Ан нет! Прослышал князь Федор, что русская рать спускается к Дону, и из-под самых лап мамаевых выскользнул с малой дружиной и полетел встречь московскому князю. Семь бед – один ответ. Чем терпеть ежегодные посрамления, лучше в одночасье сложить головушки – и за свой Елец горемычный, и за обиды всей Руси. Счастьем сверкали глаза на чумазом лице князя-бедолаги. Он увидел рать неохватную, как море, дышащую жаром восхищения. Это было восхищение поступком горстки его ельчан. И, видя такое, ему хотелось плакать от радости, какой еще никогда в жизни не испытывал».

***

Значение Куликовской битвы в истории России переоценить невозможно. Она явилась поворотным, знаковым событием в жизни русского народа. На Куликовом поле жители раздробленных, разобщенных прежде русских земель почувствовали себя единым русским народом. Л.Н. Гумилев писал, что на Куликово поле пришли москвичи, владимирцы, суздальцы, ростовцы… а ушли – русские. Были там и ельчане.

У села Монастырщино, где, по преданию, были похоронены павшие в битве русские воины, расположен ныне мемориальный комплекс: церковь, памятник Дмитрию Донскому и памятные знаки от всех городов, принимавших участие в Куликовской битве. Стоят памятники от Владимира и Коломны, от Белоозера и Москвы… Те, кто еще не поставили обелиски, обозначили место, где они будут возведены.

Куликово поле. Обелиск Рязани

Удивительно, странно, необъяснимо отсутствие памятника ельчанам и даже намека на него. В числе памятников от городов имеется, правда, памятник липчанам. Однако нынешний Липецк, как город, известен только лишь с 1779 года, а Липецкая область была сформирована в 1954 году. Термин «липчане» может быть применим только к жителям города Липецка, но не к жителям Липецкой области, тем более неуместно применять его к людям, которые жили на территории современной Липецкой области в XIV веке. В XIV веке на данной территории существовало только удельное Елецкое княжество, располагавшееся между реками Быстрой Сосной, Красивой Мечей и Доном. И только ельчане из всех жителей данного региона принимали участие в Куликовской битве. Правда, северные территории нынешней Липецкой области в XIV веке входили в зону влияния Рязанского княжества. Но рязанцы, как раз выступали союзниками Мамая.

Памятник ельчанам на мемориале у села Монастырщино необходим как восстановление исторической достоверности и справедливости. Это необходимо для нынешних и будущих поколений ельчан, для воспитания чувства патриотизма, чувства гордости, чувства принадлежности к древней и славной истории нашего города.

Ельчане! Мы обязаны восстановить историческую справедливость в отношении героев, бившихся за Русь на Куликовом поле, собрав пожертвования на памятник князю Федору Елецкому, который мог бы быть установлен в начале улицы Воронежской (Карла Маркса) у моста на выступе – на границе Руси и Дикого Поля или на Кошкиной горе – у места слияния Ельчика и Быстрой Сосны, там, гдекнязь Федор Елецкий, по преданию,  основал Троицкий монастырь.

Памятник на народные деньги – это наилучшее воспитание патриотизма, воспитание чувства гордости за свой город, предков, народ, за свою историю. Все понесут, кто сколько может. Это может стать таким же народным порывом,  как Бессмертный полк.

 Алексей Пискулин                                 

Елецкий экскурсоводЪ 

 

 

Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Статья выпуска. Постоянная ссылка.

1 комментарий КУЛИКОВСКАЯ БИТВА В СУДЬБЕ ГОРОДА ЕЛЬЦА

  1. Сергей Пузатых пишет:

    Почитал статью о Куликовской битве, елецкой дружине во главе с елецким князем Фёдором и взволновала история эта (хотя ранее об этом что – то и узнавал из разных источников). Действительно обидно и несправедливо, что на месте былого великого сражения нет памятной плиты от непосредственных участников битвы-елецких ратников во главе со своим князем. Скорее всего (как я думаю) эти памятные плиты устанавливались от руководств, глав правительств областей и городов перечисленных в статье. И эта инициатива не была руководством к обязательному исполнению от Федеральных властей. Вот местные власти Липецка и поставили памятную доску липчанам и вот елецкие власти не посчитали это важным, нужным на тот момент. Или какие другие политические мотивы были (диктат областной Липецкой власти к примеру). Конечно было бы приятно восстановить справедливость. Тем более что Елец по праву выстрадал и получил почётное звание города воинской славы! И хорошо было бы поставить памятник елецкому князю Фёдору. Красиво он смотрелся бы на постаменте на Кошкиной горе. Все мои знакомые когда едут из Гатчины или Петербурга на юг на поезде отмечают этот красивый вид. Говорят, что между сплошных зарослей железнодорожных посадок, открывается замечательный вид на реку Сосну, собор, церкви и старый город! Жаль что только на несколько секунд. К памятнику князю Фёдору могли бы приезжать и возлагать цветы свадебные кортежи, туристы и неравнодушные граждане. Это место было бы священным.
    В моём сборнике стихотворений “О Русь, живи во мне всегда” есть схожее стихотворение про древнерусского князя.
    КНЯЗЬ
    Князь долго сидел, голова тяжелела,
    Рукой подпирал он кудрявую прядь.
    В светёлке стемнело, лучина горела,
    Он думал как Русь от врагов защищать.
    Брат младший в раздоре, ушёл к печенегам,
    С красавицей дикой гуляет в степях,
    А земли его придаются набегам,
    И стоны слышны на бескрайних полях.
    Вчера и к нему приходили за данью
    И в плен увели двадцать лучших девиц,
    И скрылись они за холмистою далью,
    Не мог позабыть он страдальческих лиц.
    Дружина отважна, но ратников мало,
    Вот князь – то соседский забыл бы вражду,
    Тогда бы и войско приличное стало
    И в прах разнесло ненавистных орду!
    Лучина сгорела, заря занималась,
    Он стал у икон, словно дуб -исполин:
    - О, бедная Русь, вся -то ты исстрадалась
    И мне ты прибавила много седин.
    Решил всё же он поутру выйти в поле,
    С дружиной отбить юных пленниц своих,
    Уж пусть лучше смерть, чем кручина, неволя,
    И в лики взглянул молчаливых святых…
    Сергей Пузатых (Елецкий)

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>