К ВОПРОСУ О ПРОИСХОЖДЕНИИ НАЗВАНИЯ «ЕЛЕЦ»

(продолжение; нач. см. в вып. № 6)

В последние десятилетия наблюдается устойчивое повышение интереса к изучению духовного наследия России.  Это обстоятельство обусловило выход в свет многочисленных изданий и переизданий краеведческой литературы, словарей, сборников и научных монографий на всех уровнях, включая и региональный. К изучению регионов подключились специалисты всех отраслей наук, главным образом гуманитарных. Фольклористы, литературоведы, археологи, этнографы вносят свой вклад в формирование целостной научной концепции культурного наследия ушедших эпох. В таком контексте язык региона, отраженный и запечатленный в местных говорах, в пословицах и поговорках, устойчивых выражениях и топонимии, должен рассматриваться как банк данных, бережно сохранивший и донесший до нас сведения о жизни и о культуре наших предков, об их менталитете. Но, чтобы воочию убедиться в этом, нужно за отвлеченными языковыми процессами системно-структурной парадигмы попытаться увидеть парадигму антропоцентрическую – человека и его мир, построенный с помощью средств языка. Именно поэтому топонимика в последнее время из схоластической дисциплины, трактующей топоним лишь на основе фонетических и грамматических аналогий, постепенно превращается в уникальную многокомпонентную дисциплину, в которой каждый топоним рассматривается как звено культурного кода цивилизации. В первую очередь, это касается названий старинных русских городов, где во внешней оболочке, на первый взгляд, ничего не значащих звуков условными знаками языка закодирована давно минувшая эпоха, единственным ключом к которой сегодня является топонимика.

Одним из интереснейших топонимов, не получивших до сегодняшнего дня удовлетворительного объяснения, является название города  Елец. Название города связывали и со старославянским словом елень, и с диалектным словом тамбовских говоров елец в значении «дубовый лесок, поросль».

Профессор Воронежского университета В.П. Загоровский ближе всех исследователей подошел к разгадке топонима «… был основан в XI веке «Елецкий» монастырь (на существование в Чернигове Елецкого монастыря обращал внимание читателей М.А. Стахович в сочинении 1858 года «История, этнография и статистика Елецкого уезда» – ред.)  Монастырь именовался также «Богородицким» или «Успенским-Богородицким», но в течение веков сохранялось и его древнее название. Позже возникла легенда о том, что, мол, в монастыре появилась икона  Богородицы, нарисованная на еловом дереве, и поэтому монастырь стал называться «Елецким».  (Почему тогда «Елецким», а не «Еловым»?)… Но объяснять слово «Елецкий» надо по-другому. Наименование монастырей по местности было типичным на Руси… Видимо, и Елецкий монастырь получил имя по местности. Может быть, – по «елецким озерам» у Десны, о которых упоминает Ф. Гумилевский и в которых могли водиться ельцы (елец – рыба)»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Антоний Печерский

Однако удовлетворительный ответ на  вопрос о происхождении топонима возможен лишь при решении многих разноплановых задач, ибо разгадать историю топонима – это не просто разгадать этимологию слова, но, прежде всего, увидеть за ней отдаленные события русской истории, связанные с собиранием русских земель в единое государство. Академик РАН О.Н. Трубачев в предисловии к словарю «Русская ономастика и ономастика России», объясняя принцип построения словарной статьи, пишет: «Связь названий населенных мест, водных объектов, рельефа местности (гор и т.п.) с самими обозначаемыми объектами столь тесна и неразрывна, что не следует удивляться тому, что за кратким порой объяснением, толкованием происхождения (этимологией) самого названия идет чисто краеведческий очерк, даются сведения по географии (исторической, экономической, физической). Симбиоз ономастики с краеведением… и географией продиктован самой природой этих знаний». Так как топонимические словари последнего поколения не дают серьезных альтернативных решений вопроса о происхождении топонима, обратимся к его древнейшей форме, зафиксированной в названии одного из старейших и существующих доныне монастырей Киевской Руси – Елецкого монастыря, основанного преподобным Антонием Печерским, одним из первых русских святых.

     В 1060 году Антонию Печерскому, монаху Киево-Печерского монастыря, по политическим соображениям пришлось некоторое время жить в Чернигове. Там  во время уединенной молитвы в лесу на Болдиной горе, неподалеку от княжеского двора, была чудесным образом обретена им икона Богоматери с Младенцем, стоящая на ели, от чего получила название Богородицы Елецкой (с ударением на первом слоге). На месте обретения иконы стараниями князя Святослава Черниговского была построена каменная церковь во имя Успения Пресвятыя Богородицы, а позже вырос монастырь. По иконе он был назван Елецким, а все урочище – Болдина гора и ее подножие – получило название Елец  (ударение на первом слоге). Интересно отметить, что топоним возникает помимо официального названия (храм был назван во имя Успения Богородицы) как народно-географический термин, обозначающий место массового паломничества и стройки. Затем ареал, обозначенный топонимом Елец, расширился и охватил княжескую резиденцию, расположенную тут же поблизости на Болдиной горе.

Эпизод чудесного явления иконы как нельзя более соответствовал политике Святослава, пытавшегося поднять значение Чернигова до уровня второго после Киева церковного и культурного центра: нигде в пределах Руси, в том числе и в Киеве, не было отмечено ни одного подобного события. Согласно черниговским преданиям, Святослав полюбил Елец, его монастырь и пещеры под ним, которые имели частью естественное, а частью искусственное происхождение, то есть были выкопаны иноками. Только в 30-х годах XII княжеская резиденция была перенесена в другое место внуком Всеволода Мстиславом Владимировичем, хотя монастырь, как мы уже упоминали,  существует и поныне. 

 

 

 

 

 

 

 

Что касается дальнейшей истории топонима, то, без всякого сомнения, он был перенесен с южнорусских земель в среднюю полосу во время походов Владимира Мономаха, который в течение двух лет подряд ходил усмирять вятичей. О содержании таких походов русский историк Д. Иловайский в работе «Рязанское княжество», в состав которого, по мнению большинства историков, входил и Елец, пишет следующее: «Главным средством для утверждения власти в подчиненных землях всегда и везде служило построение крепостей там, где их не было, и военное занятие городов, уже существующих. Точно так поступали и древние русские князья: они строили новые города на востоке и на западе от великого водного пути, имея в виду защиту края, сбор дани с туземных жителей и заселение пустых земель. Строительная деятельность особенно усиливается со времен Владимира Св. и Ярослава I. Стук топора и смешанные человеческие голоса с тех пор постоянно нарушают спокойствие дремучих лесов на северо-востоке России. Несколько десятков домиков с земляным валом вокруг показываются над рекою в тени зеленых рощ, и путник, плывущий в лодке, замечает в окрестностях движение, а иногда различает остроконечную кровлю с крестом и слышит звон била, призывающего на молитву, в местах, где незадолго перед тем печально каркали вороны, белки прыгали по деревьям, торопливо пробегали лисицы и другие зверьки; да изредка хрустели ветки под тяжелою лапою медведя, или из чащи показывалась непривлекательная фигура дикаря, с головы до ног закутанного в звериные шкуры».

В это время (80-е годы XI века) Владимир Мономах княжил в Чернигове, который достался ему после смерти отца, и, соответственно,  все военные походы совершал вместе с черниговцами, о чем он сам пишет в знаменитом  «Поучении»: «… в вятичи ходихом по две зимы» 1081 и 1082 гг..

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Владимир Мономах

Отметим, что в эти годы  княжеский двор еще находился на Елецкой горе. Так что походы на вятичей черниговцы начинали именно с нее. Осваивая новые земли, заселяя их, они несли с собой не только предметы своей материальной культуры, но и те духовные традиции, среди которых выросли: произведения устного творчества, географические названия.

Топонимом Елец первоначально было обозначено выбранное черниговцами для поселения урочище – гора (в настоящее время это Каменная гора города Ельца, некогда покрытая лесом, с подземными ходами и пещерами под ней, легенды о которых, как и сами пещеры, сохранились до нашего времени) и малая река у подножия горы, также носящая имя Елец.

  

Выводы топонимики подтверждает местное предание, которое свидетельствует о том, что город Елец домонгольской эпохи располагался на месте современного урочища «Каменная гора», которое всегда в сознании жителей связывалось с древним Ельцом. Не случайно, одна из немногочисленных улиц этого района, идущая вдоль реки Ельчик, носит название «Староелецкая». Здесь так же, как и в других окраинных районах города, за улицей было официально закреплено название, уже сложившееся узуально, столетиями отражаемое в речи местных жителей. Сравним: елецкие топонимы, отражающие народные названия слобод и улиц – Аргамача, Ламская, Лавы, Морозовка – стали вполне официальными. 

Топоним Елец на земле вятичей претерпел  некоторые изменения: ударение было перенесено с первого слога на второй по фонетической аналогии (Елец находится в зоне названий с ударным –ец: Белевец, Ольховец и др). Кроме того, в начале XIX века гидроним  Елец, название реки, обновляет суффиксальную часть, изменившись в Ельчик,  что объясняется экстралингвистическими причинами – потерей рекой своего значения для жизни города. 

 

 

 

 

Елец. Каменная гора. Знаменский монастырь

 Таким образом, в слове Елец нашло свое отражение выдающееся событие духовной истории России – первое чудесное явление богородичной иконы, в котором, в свою очередь, отразился путь становления и утверждения христианства. Перенесенный за сотни километров, топоним на елецких землях имеет другое содержание: он указывает место существования города домонгольской эпохи, рассказывает о борьбе черниговских князей за включение в состав государства земель вятичей, а также о личности того, кто руководил колонизацией, ибо нельзя сомневаться в том, что присвоить имя княжеского Красного двора  небольшой крепости в землях вятичей в тех условиях мог только его хозяин – в данном случае это Владимир Мономах.

Возвращаясь к трактовке топонима профессором В.П. Загоровским, мы должны отметить, что исследователь, подойдя довольно близко к решению вопроса, все-таки ушел от реального Елецкого монастыря к мифическим «елецким» озерам, что, к сожалению, не позволило ему увидеть за простым совпадением названий  важнейшие события русской истории XI века по включению земель вятичей в состав Киевской Руси.

               

 Подробнее об этом можно прочитать в книге:

Краснова Т.В. Начальная летопись Елецкой земли. Филологическая реконструкция. – Елец, 2011.

 

Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Статья выпуска. Постоянная ссылка.

2 комментария К ВОПРОСУ О ПРОИСХОЖДЕНИИ НАЗВАНИЯ «ЕЛЕЦ»

  1. Ельчанин пишет:

    Уважаемые авторы блога! В газете “Красное знамя” от 23.11.13 канд. ист. наук, декан исторического факультета ЕГУ Ляпин Д.А. рассказал, что слово “Елец” до XVII века писалось как ЕЛЕЧЬ. Я об этом никогда ранее не слышал. Объясните, если можете, почему было такое написание. Спасибо.

    • admin пишет:

      Уважаемый читатель! Спасибо за интерес к истории города, за внимательное чтение краеведческой литературы. Ваш вопрос требует развернутого ответа. В ближайшие дни постараемся ответить в этой же рубрике – в статье выпуска блога № 17.

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>