Елецкое кружево, вплетенное в историю России… (продолжение)

Елецкое кружево, вплетенное в историю России 

(продолжение)

 Техника и сам процесс елецкого кружевоплетения, а также материалы, применяемые для изготовления елецкого кружева, достойны изучения и анализа в научном плане, в первую очередь лингвистическом и историко-этнографическом. К сожалению, ни в работах ученых, ни в работах краеведов именно такого серьезного и комплексного анализа не содержится, может быть, потому, что людям, живущим в среде распространения промысла, все кажется ясным и понятным без сопутствующих комментариев, хотя и процесс кружевоплетения, и расходные материалы могут стать необходимыми ключами к ответу на вопрос о происхождении коклюшечного кружевоплетения в Ельце.

Итак, основными инструментами для плетения елецкого кружева являются: подушка, набитая исключительно ржаной соломой, коклюшки (деревянные палочки с выемкой и утолщением на конце для крепления нити), изготавливаемые по традиции преимущественно из клена

Необходимым инструментом являются металлические булавки, с помощью которых чертеж будущего изделия (скόлок) прикрепляется к подушке и вокруг которых в процессе работы обматывается нить. 

Елецкие исследователи считают (Ершов.С.П. Елецкие кружева и кружевницы. Елец, 2000; Пищулина О.Ю. Лексика елецкого кружевоплетения в контексте общерусской специальной терминологии. Елец, 2004), что кружево не могло появиться  ранее XVI или XVII века, т.е. «до изобретения булавки». В данном случае нам представляется, что исследователей ввел в заблуждение тип булавки. Речь не идет не о булавке с замком, действительно изобретенной в Европе в XVII веке. Имеется в виду специальная булавка для коклюшечного кружевоплетения, которая по внешнему виду напоминает иглу с маленьким шариком на тупом конце (современный вид!) для фиксации нити по типу фибулы, о древности которой говорить не приходится.

Обратим внимание на такой факт: при раскопках курганов в Старой Ладоге были во множестве обнаружены иглы с замкнутыми кольцами на тупом конце, которые археологами квалифицировались как иглы для нанизывания бус, хотя она, судя по ее форме, никоим образом не могла быть применима для этой цели. На фотографии, иллюстрирующей статью доктора исторических наук А. Кирпичникова в № 1 в журнале «Родина» за 2001 «Рюрик пришел с Ладоги»,  изображена такая «игла», обнаруженная в ходе раскопок в городе Старая Ладога, известном своими устойчивыми связями со странами Скандинавии.

Бусы IX в. из раскопок

на «Земляном городище».

Вещи из бронзолитейной мастерской

 второй половины IX в. скандинавского облика.

1 и 2. Черепаховидная (овальная)

 и равноплечная фибулы (застежки).

3. Часть браслета.

4. Пуговица.

5. Игла с кольцом держатель бус.

 Фото и подпись к нему из журнала «Родина», 2001 (январь). – С. 34.

Крайне интересно, что находка булавки такой формы не была эпизодической. В.В. Седов в статье «Племена восточных славян, балты и эсты», опубликованной в сборнике «Славяне и скандинавы» (М., 1986), пишет о многочисленных находках подобных булавок на территории балтийских стран: «Булавки употреблялись куршами и жемайтами и служили для застегивания одежды и скрепления головного убора. Среди них выделяются булавки с колечкообразными головками, булавки с раструбовидными и крестовидными головками» (с.185).

Оле Клиндт Енсен в статье «Искусство и художественный стиль» (тот же сборник) пишет о том, что в Древней Скандинавии  «распространены были булавки с треугольной, колесообразной или пластинчатой головкой» (с.184).

Однако есть ли какие-либо доказательства плетения кружева скандинавами? В славянской культурной истории сложился некий архетип-представление о древних викингах, мужчинах и женщинах, как о суровых мореплавателях и завоевателях, чуждых эстетическим занятиям.

Но так ли это? Оле Клиндт Енсен указывает: «Богатая и при этом подчиненная единым нормам орнаментация, выполненная по металлу и дереву, камню, рогу и кости, покрывала бытовые вещи, ювелирные изделия, ковры и одежду, боевые корабли и стены жилищ…  Сохранилось сравнительно немного из этих изделий, но их достаточно, чтобы представить себе богатство и разнообразие творческой деятельности» (с.139). 

Итак, древние жители Северной Европы были не только отличными воинами. В их эпосе постоянно встречаем упоминания об изготовлении красивой праздничной одежды и о том, какое значение предавали этому древние викинги.

Так, в древнейшей ирландской саге уладского цикла, рассказывающей о сватовстве эпического героя Кухулина к красавице Эмер, мы читаем:

«Кухулин застал девушку на лужайке для игр, окруженную ее молочными сестрами, дочерьми владельцев земель, расположенных вокруг замка Фергала. Все они учились у Эмер шитью и тонкой ручной работе. Из всех девушек Ирландии была она единственной достойной того, чтобы Кухулин к ней посватался. Ибо она обладала шестью дарами: даром красоты, даром пения, даром сладкой речи, даром шитья, даром мудрости, даром чистоты. Кухулин сказал, что не возьмет за себя девушку иную, нежели равную ему по возрасту, по облику, по происхождению, по уму и по ловкости, и чтобы была она при этом лучшей мастерицей в шитье из всех девушек Ирландии…» (Исландские саги. Ирландский эпос. М., 1973. –  С.588).

Ювелирные украшения викингов

(Дания) http://prizrak.ws/viewtopic

 Исландские и ирландские саги, основной темой которых является освоение новых земель мореплавателями и воинами, наполнены бытовыми деталями, среди которых рассеяны многочисленные упоминания о женщинах и их основных домашних занятиях – шитье и тонкой ручной работе. Но что же имелось в виду под этим обозначением? Ответ дают, как нам кажется, те же саги. Цитируем «Сагу о Ньяле»:

«Случилось однажды, что, идя от скалы Закона, Гуннар прошел мимо землянки людей с Мшистой горы. Он увидел там нарядно одетых женщин, которые шли ему навстречу. Впереди шла женщина, которая была всех нарядней…  На ней было красное платье, а на платье богатые украшения. Сверху на ней была пурпурная накидка, донизу отороченная кружевом…» (С.209).

В исландских висах также постоянно встречаем упоминания о кружевах:

Были от крови рдяны

Руки у Фрейи кружев… (С.73).

У нас нет оснований сомневаться в квалификации переводчиков текстов, приведенных нами. Достаточно назвать их имена: О.А. Смирницкая, А.А. Смирнов, М.И. Стеблин-Каменский. Русский текст подчеркивает высокий уровень перевода, практически дословного. Как мы видим, в древнеирландском языке были особые лексемы как для обозначения шитья, так и тонкой ручной работы. В древнеисландском языке были зафиксированы лексемы, аналогичные русским «шитье» и «кружева».

Северно-европейские корни русского кружева прослеживаются и в экстралингвистических деталях. Мы не случайно упоминали об инструментах и материалах, применяемых в процессе плетения кружева. Вспомним, подушка традиционно набивается только ржаной соломой. Рожь – древнейший злак, знакомый и викингам: древнеисландское  «rugt» и его многочисленные параллели в древнесаксонском и других языках Балтийского региона зафиксированы М. Фасмером (Фасмер М. Этимологический словарь русского языка в 4 т. – С.-П., 1996).

 

Коклюшки  – точеные палочки «с утолщеньем к одному концу…  для намотки ниток и плетенья поясков и кружев…» (Даль В. Словарь живого великорусского языка. М., 1981. – Т. II. – С.134) – изготавливаются по традиции из клена. Почему?  

В России практически все деревянные изделия, применяемые в быту, традиционно резались из липы – чашки, ложки, миски, кадушки. Клен – дерево, широко распространенное в скандинавских и северно-европейских странах, где  считается со времен викингов священным и даже входит в эмблематику некоторых стран. Лучшие герои скандинавских саг удостаивались в висах (поэтический жанр) сравнения с кленом:

Малый лоскут земли

Смелому служит уделом,

Золота клен оделил

С лихвою вершителя боя… 

                                    (Исландские саги, 46);

 

Друзья, за трапезой сидя,

Встретили речью заздравной

Скальда, слагателя вис.

Ответил им словом приветным:

«Глянь, о клен сраженья, – …

Сколько горит костров

Здесь пред тобою в покое…» 

(Исландские саги, 55).

 Более того, древние славяне восприняли от викингов отношение к клену именно как священному дереву. Так, на Руси кленовыми дровами у славян нельзя разжечь печь, из кленовых досок нельзя сделать гроб. То есть клен в символике древнейшего периода восточных славян – это дерево жизни (то же, что и у викингов), которое нельзя предать огню и отправить в загробный мир. У викингов оно способно говорить с человеком, и в его речи, которую слышит человек при соприкосновении с ним, звучат голоса богов и эпических героев. Недаром кленовые коклюшки, перебираемые рукой мастерицы, при работе издают ни с чем несравнимый мелодичный звон.

Но какова же этимология слова «коклюшка»? В памятниках древнерусского языка лексема не зафиксирована ни разу. Мы считаем его непосредственным заимствованием из германских языков, принесенным на русскую почву скандинавами вместе с кружевоплетением.

 Вполне возможно, что производящей основой слова «коклюшка» было германское clutch:

 1) когти, лапы;

2) зажим

 (Мюллер В.К. Англо-русский словарь. М., 1978. – С.142].

Приставка со- [ко] в германских языках выражает совместность действий, согласованность. Действительно, работа коклюшками, удерживающими нить, требует согласованных действий, к тому же коклюшки используются в работе и считаются парами. Однако вряд ли мы сможем узнать, в каком первоначальном виде лексема пришла на Русь. Освоенная русским языком, она быстро нашла в нем семантические и фонетические аналогии, потеряв свой исконный облик.

Климат и географические широты северных стран также должны были способствовать развитию кружевоплетения. Долгие зимы вынуждали женщин большую часть времени проводить дома; длинные, темные ночи заставляли искать занятия, не требовавшего большого освещения. Сравним, если шитье и кройка требуют освещения всего стола, где раскладывается материал для изготовления одежды, то при кружевоплетении у мастерицы должна быть освещена только подушка под ее руками,  для чего достаточно одной лучины. Кроме того, викинги с незапамятных времен, дабы прокормиться, занимались рыбной ловлей, плели сети. По мнению Н.А. Бельковой, доцента кафедры российской истории и археологии ЕГУ им. И.А. Бунина, плетение сетей как раз и могло способствовать развитию процесса плетения кружева. Тем более что изготовление елецкого кружева маркируется в елецких говорах только словом «плетение» (плести кружево  –  сравним: плести сеть), но не «вязание», в отличие от повсеместно распространенного в настоящее время кружева, изготовленного с помощью крючка).

Однако как и когда искусство плетения кружева из Скандинавии попало в Елец, в город, никогда ни в древности, ни в современную эпоху не имевший со Скандинавией никаких прямых связей?

 

Продолжение следует

 

 

Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Статья выпуска. Постоянная ссылка.

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>