Статья выпуска

 «В СЕРДЦЕ РОДИНЫ…»

 

      Обетованному отеческому краю                                                                                                    Я приношу остаток гордых сил…                                                                                                 И. Бунин

Полвека жизни связывает Ивана Алексеевича Бунина с Елецким уездом Орловской губернии, где он провел и детские, и юношеские годы и где сформировался как великий русский писатель и поэт. И поэтому к Елецкому уезду Бунин постоянно обращался в своем творчестве, считая первопричиной своей успешной литературной деятельности именно тот факт, что становление его таланта проходило в тех местах, которые отмечены золотым кольцом на воображаемой карте духовных достижений России: «Все предки мои всегда были связаны с народом и с землей, были помещиками. Помещиками были и деды и отцы мои, владевшие имениями в средней России, в том плодородном подстепье, где древние московские цари, в целях защиты государства от набегов южных татар, создавали заслоны из поселенцев различных русских областей, где, благодаря этому, образовался богатейший русский язык и откуда вышли чуть ли не все величайшие русские писатели во главе с Тургеневым и Толстым». Не только Тургенев и Толстой, но и Лермонтов, и Лесков, и Фет, и Тютчев, и Андреев, а затем Пришвин, Розанов, Сергий Булгаков, Замятин и многие другие, составившие мировую славу русской литературы, были соседями и даже современниками И.А. Бунина. В «Жизни Арсеньева» есть такие строки: «Проехал Шипóво (село в нескольких километрах от Озёрок – Т.К.), потом въехал в ту самую Кроптовку, где было родовое имение Лермонтовых. Тут я отдохнул у знакомого мужика, посидел с ним на крылечке, выпил квасу. Перед нами был выгон, за выгоном – давно необитаемая мелкопоместная усадьба, которую красил немного только сад, неподвижно поднимавший в бледно-голубом небосклоне, за небольшим старым домом, свои черные верхушки. Я сидел и, как всегда, когда попадал в Кроптовку, смотрел и думал: да ужели это правда, что вот в этом самом доме бывал в детстве Лермонтов, что почти всю жизнь прожил тут его родной отец? Да, вот Кроптовка, этот забытый дом, на который я никогда не могу смотреть без каких-то бесконечно-грустных и неизъяснимых чувств… Вот бедная колыбель его, наша общая с ним, вот его начальные дни, когда так же смутно, как и у меня некогда, томилась его младенческая душа, «желанием чудным полна», и первые стихи, столь же, как и мои, беспомощные… А потом что? А потом вдруг «Демон», «Мцыри», «Тамань», «Парус», «Дубовый листок оторвался от ветки родимой…» Как связать с этой Кроптовкой все то, что есть Лермонтов?». И здесь же, чуть дальше, читаем: «Вчера, говорят, мимо нас прошла по большой дороге в отъезжее поле чья-то охота вместе с охотой молодых Толстых. Как это удивительно – я современник и даже сосед с ним! Ведь это все равно, как если бы жить в одно время рядом с Пушкиным…» Чувство почти ощутимого родства с теми, кто составлял гордость и славу России, кто был солью земли в то же время просто «соседом» в «бедной колыбели», не оставляло Бунина никогда и заставляло воспринимать родные места как неотъемлемую часть страны, как средоточие и сгусток жизни русского народа. Поэтому совсем не удивительно, что действие большинства  художественных произведений Бунина разворачивается именно в черноземной России, той самой, которую он так хорошо знал и любил. Пожалуй, нет ни одного населенного пункта по соседству с Озёрками, который бы не был отмечен пером писателя. Польскóе, Жилóе, Осиновые Дворы, Ястребúн Колодезь, Становáя, Воргóл – вот где рождаются, влюбляются и умирают бунинские герои, где отживают свой век старые дворянские гнезда и с ними уходят в прошлое воспоминания и предания старины. Обильное употребление топонимов во всех их разновидностях –  названия стран и городов, сел и деревень, рек и речушек, оврагов, лесов, улиц – является отличительной чертой прозаических произведений писателя, делающих их не похожими на любые другие в русской литературе. Однако более всего поражает тот факт, что среди четырех сотен российских топонимов, зафиксированных в художественной прозе Бунина, не найдется и десяти, которые были бы воссозданы его воображением. Это значит, что практически каждый топоним, упоминаемый Буниным на страницах произведений, может быть найден и отмечен на географической карте России, на топографических картах уездов и волостей или на планах городов. Какую же цель преследует автор, насыщая свои художественные произведения такими реальными вкраплениями? Ответ прост и заключается в том, что  употребление реальных топонимов в рамках художественного текста представляет собой особый литературный прием – исключительную конкретизацию места, черту, придающую художественному тексту своеобразную документальность. Изображенные Буниным села и деревни с их названиями, историей, ландшафтом  были типичны для Орловской губернии. Будучи владениями мелкопоместных дворян, они мало чем отличались друг от друга. Небогатый дом, пруд, глухой, заросший сад, овраги, мелколесье, пересыхающие ручьи и небольшие речушки – вот обычная картина, составляющая пейзажный фон бунинских произведений. И все-таки эти бедные селенья заставили когда-то совсем юного гимназиста почувствовать, что он русский и живет в России, и ощутить свое кровное родство с ней, землей своих отцов и дедов. В семнадцатилетнем возрасте И.А. Бунин написал стихотворение «К портрету А.С. Пушкина» по случаю 50-й годовщины со дня кончины поэта. В этом еще робком стихотворении, написанном неопытной рукой, есть такие строки:

Но в сердце родины воздвиг                                                                                                                                         Он Мавзолей нерукотворный…

Теперь, через пятьдесят с лишним лет, истекших со дня смерти И.А. Бунина, эти строки в полной мере можно отнести и к нему самому. В сердце своей родины воздвиг он нерукотворный мавзолей  «бедным селеньям» своей отчизны,  и «облетев весь мир мечтой, достигнув славы апогея», превратил их, уже на страницах своих произведений, в достояние мировой художественной культуры. 

ЧТОБЫ УЗНАТЬ РОССИЮ…

Всемирная история великими воспоминаниями украшает мир для ума, а Российская украшает отечество, где живем и чувствуем… Не только Новгород, Киев, Владимир, но и хижины Ельца, Козельска, Галича делаются любопытными памятниками и немые предметы красноречивыми. Тени минувших столетий везде рисуют картины перед нами…

Н.М. Карамзин

История человеческого общества представляет собой бесконечную цепь взаимосвязанных и взаимообусловленных событий, где любое явление регионального масштаба почти всегда есть результат или целенаправленного воздействия метрополии, или прямое, а иногда и искаженное отражение этого результата. Войны и революции, внутренние территориальные конфликты, семейные отношения, быт, даже черты характера, свойственные той или иной группе населения, не говоря уже о языке и о культуре, предопределены исторически. И с этим фактом нельзя не считаться. Поэтому изучение провинции должно начинаться с глубокого осмысления исторического, политического и культурологического контекста исследуемой эпохи, – с того контекста, который во многом обуславливает происходящие на его фоне события. Однако если мы просмотрим все предыдущие исследования, посвященные изучению Елецкой земли, то не сможем не заметить, что Елецкая земля традиционно выступает в них не только не играющей сколько-нибудь заметной роли в истории своей страны, но и почти не вписанной в нее.

Стремление некоторых авторов понизить историческую миссию Елецкой земли, подвергнув сомнению само ее существование в древнейший период, привело не только к научно не обоснованному и ничем не доказанному отрицанию сведений письменных источников,  но и вообще к нежеланию еще и еще раз проанализировать эти сведения уже с позиций современной науки, ввиду боязни получить нечто такое, что заставит пересмотреть результаты ранее наработанного и признать некоторую поспешность прежних выводов (Хотя почему нельзя признать? Наука постоянно движется вперед!)

Напротив, горячее желание других повысить авторитет Елецкой земли приводит к еще большим парадоксам: белые пятна истории грубо и произвольно замазываются кричащими яркими красками, не соответствующими исторической палитре, которые, впрочем, тут же блекнут, оставляя неприятный осадок в виде безотрадной картины безучастного отношения общества к достоянию своих предков, «отслуживших своему отечеству долгую, трудную службу, полную бесчисленных, дорогих и невозвратимых жертв» (Ридингер).

Именно благодаря такому диаметрально противоположному, но и в том и в другом случае утрированному представлению о возможностях краеведения до сих пор официально Елец считается дубовой порослью, а Лебедянь лебединым озером, Быстрая Сосна деревом, а Свишня – рекой, текущей с выши. Однако проблема заключается не только в отсутствии профессионализма исследователей. Примитивный  и поверхностный и взгляд на краеведение есть отражение нашего взгляда на самих себя. Нам все равно, где жить, – на лебедином озере или в дубовой роще. Наша духовная и материальная культура выступает подчас лишь в роли занимательного материала для экскурсии, никак не связанного с русской историей, а если и связанного, то в высшей степени произвольно!

Сегодняшнее состояние краеведения требует от исследователя глубокого профессионализма. Оно уже давно вышло за рамки любительского увлечения и в настоящее время представляет собой совокупность наук и вспомогательных дисциплин (истории, археологии, географии, филологии, геральдики, палеографии, этнографии, искусствоведения и др.), с помощью которых позволяет глубже взглянуть на многие вещи, в том числе и на исследования, проведенные историографами прошлого.

Однако краеведческая работа, хотя и приуроченная к небольшой территории, не под силу одному, даже самому талантливому ученому. Она требует участия сотен людей, как профессионалов, так и любителей. В ней все одинаково важно: научные артефакты, предания и легенды, воспоминания старожилов, пословицы и поговорки, географические названия и их народная этимология, языковые факты.

Краеведение требует четкой фиксации материала, что вполне по силам каждому заинтересованному человеку. Интерпретация же краеведческого материала – прерогатива профессионалов, а подчас только узких специалистов, владеющих методами научного анализа, обладающих знаниями, дающими возможность провести аналогии или подчеркнуть исключительность явления.

Время требует объединения усилий всех подвижников краеведения, тех, кто рассматривает краеведческую работу как верность России, как гражданскую деятельность на том краю земли, где привелось родиться и жить, ибо любовь к родному пепелищу, отеческим гробам в самом высоком и торжественном смысле этих слов  есть залог величия каждого человека (Пушкин)…

Нельзя узнать Россию, не побывав в провинции, в том числе и на Елецкой земле, с ее центром в Ельце, старинном и очень типичном русском городе, где до сих пор живут и здравствуют люди, внешне сохранившие черты далеких предков – вятичей и первых черниговских князей, пришедших на эти земли вместе с Владимиром Мономахом в XI веке.

Город Елец представляет собой явление в масштабах России. Давший своему отечеству и миру знаменитых ученых, великих писателей и деятелей культуры, Елец неизменно вызывает к себе интерес и жителей города, и его гостей. И.А. Бунин и М.М. Пришвин, В.В. Розанов и С. Булгаков, Тихон Задонский и Иннокентий Херсонский, Т.Н. Хренников, Н.Н. Жуков и многие-многие другие наши соотечественники связали с Елецкой землей свои судьбы и запечатлели ее на страницах своих произведений.

«Самый город, – писал И.А. Бунин, – тоже гордился своей древностью и имел на то полное право: он и впрямь был одним из самых древних русских городов, лежал среди великих черноземных полей Подстепья на той роковой черте, за которой некогда простирались «земли дикие, незнаемые», а во времена княжеств Суздальского и Рязанского принадлежал к тем важнейшим оплотам Руси, что, по слову летописцев, первые вдыхали бурю, пыль и хлад из-под грозных азиатских туч, то  и дело заходивших над нею, первые видели зарева страшных ночных и дневных пожарищ, ими запаляемых, первые давали знать Москве о грядущей беде и первые ложились костьми за нее… В свое время он, конечно, не раз пережил все, что полагается: в таком-то веке его «дотла разорил» один хан, в таком-то другой, в таком-то третий, тогда-то «опустошил» его великий пожар, тогда-то голод, тогда-то мор и трус… Вещественных исторических памятни­ков он при таких условиях, конечно, не мог сохранить. Но старина в нем все же очень чувствовалась…»

Ощутимое эхо этой древности разлито в воздухе и в наши дни. Оно исходит от елецких пословиц и поговорок, от диалектных слов, от  древних топонимов – Елец, Воргол, Пажень, Свишня, от желтых известковых скал, нависших над Быстрой Сосной, от строгих темных ликов икон, от башен монастырей. Простоявший на границах с Диким Полем 500 лет, Елец видел в своих стенах половцев, Батыя, Мамая, Тохтамыша, Тамерлана и Едигея. В Смутное время начала  XVII века город был одним из центров гражданской войны, что нашло свое отражение в елецких поговорках и пословицах, запечатлевших историю края. «Как Мамай прошел», – говорят в Ельце о беспорядке в доме, «Елец – всем ворам отец», – с гордостью о своей истории, вспоминая те времена, когда Елец был приютом и оплотом всех самозванцев (вот что такое древнерусское воръ!) и не подчинялся официальным властям. Летописные источники свидетельствуют о самоотверженности и героизме князей елецких при защите  города и государства. В выдающемся памятнике древнерусской литературы «Сказании о Мамаевом побоище» имеется запись о том, что елецкий князь Федор вместе со своим полком участвовал в Куликовской битве, определившей дальнейшую судьбу Руси и России.

Единого мнения насчет точного времени возникновения Ельца ни в среде краеведов, ни в среде ученых нет. Одни считают, что Елец много древнее его первого упоминания в Никоновской летописи под 1146 годом. (Так, авторы блога убеждены, что Елец был основан зимой 1081 года! Но об этом впереди…) Другие подвергают сомнению сам текст Никоновской летописи и на этом основании вообще объявляют невозможным в отсутствие фактов восстановление древней истории города.

Да, редко какому уголку России повезло от истоков быть описанным в древнерусских летописях и тем более летописях сохранившихся! Именно поэтому большая часть наших малых городов, сел и деревень не имеет надежды узнать что-либо о своих корнях. Однако наука не стоит на месте. С каждым годом появляются все новые и новые работы по истории Елецкой земли, ликвидирующие белые пятна неизвестности, и вместе с тем каждая появившаяся работа ставит перед нами новые вопросы, на которые только предстоит ответить. Именно поэтому даже самое малое краеведческое исследование, любое этнографическое описание, будь то костюм или посуда, орудия труда или пища, записи местных пословиц и поговорок, диалектных слов, названий лесов, дорог, прудов, прозвища и уличные фамилии могут стать краеугольным камнем для нового и очень серьезного открытия.

Давайте отнесемся к этой работе серьезно. Расспросим старожилов, вспомним рассказы, услышанные в детстве. Станьте нашими соавторами. Пусть наша история зазвучит!

Открывая блог «Елецкая земля», мы надеемся, что читатели примут в нем активное участие, что предлагаемые нами вопросы, связанные с изучением историко-культурного наследия Елецкой земли, наши статьи не останутся без комментариев. Блог будет постоянно обновляться и развиваться, будут вводиться новые рубрики, в том числе и по заявкам читателей. Ждем Ваших откликов!

 

 

 


Поделиться в соц. сетях

0

13 комментариев Статья выпуска

  1. Александра пишет:

    Поздравляем с выходом на просторы Интернета!

  2. Олейник Ирина пишет:

    Замечательная статья, интересная, читается очень легко и написана автором с любовью к родному городу. Спасибо!

  3. Елена Орешина пишет:

    Спасибо за статью

  4. Галина Архипова пишет:

    История такого города, как Елец, – это клад

    • admin пишет:

      Спасибо. Елец имеет уникальную историю, и в этом сомневаться не приходится. В следующих выпусках блога мы также будем рассказывать о истории города, о людях, которыми город Елец по-праву гордится

  5. Роман Безлепкин пишет:

    Очень хорошо!!! Всё Супер ! Спасибо! Ждём продолжения.
    Наш край давно ждёт такого сайта. Особенно хороша “юмористическая страница”!
    А то каких только благоглупостей не услышишь в последнее время! И в газетах, и по ТВ…

    • admin пишет:

      Обязательно будет продолжение. Постараемся не разочаровать Вас. Да, нам тоже кажется, что юмористическая рубрика, посвященная краеведению, просто востребована временем.

  6. Ольга Саввина пишет:

    Прекрасный сайт. В текстах и дизайне органично сочетаются академизм и живость представления. Статья выпуска замечательная, очень любопытная, легко читается, чувствуется, что автор любит город. Спасибо.

    • admin пишет:

      Одной из основных задач блога мы считаем популяризацию научных достижений краеведения, которое за последние годы во всех его областях сильно ушло вперед и из любительского увлечения превратилось в сложнейшую многоотраслевую науку. Краеведческие статьи, публикуемые в научных сборниках, часто просто недоступны широкому читателю. Интернет дает возможность хотя в какой-то мере исправить положение. Разумеется, с согласия авторов.

  7. Valentina пишет:

    Как бы этот материал хорошо “пошёл” на занятиях для студентов и школьников!!! Да только не дают работать. Жаль.

    • admin пишет:

      Наш блог, конечно, рассчитан и на студентов, и на школьников. Все-таки мы надеемся заинтересовать молодых читателей историей своей земли

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>