ЕЛЕЦ – 425 ЛЕТ НАЗАД АЛЕКСАНДРОВСКАЯ СЛОБОДА

Пискулин А.А.

Елецкий экскурсоводъ

История очень избирательна: почему одни имена остаются в народной памяти, в жизни следующих поколений, а другие исчезают навсегда?

В Ельце до сих пор сохранились некоторые названия мест, зданий, а также местные выражения, связанные с определенными людьми, когда-то жившими в городе и округе.

Петровский парк, Заусайловская табачная фабрика, Черникин пруд, Хренниковская мельница и мельница Талдыкина, магазин Дубинкин сохранили фамилии елецких купцов Петровых, Заусайловых, Черникиных, Хренниковых, Талдыкиных, Дубинкина. 

Елец, Петровский парк

Моя прабабушка, Анна Васильевна Чукардина, употребляла в ироничном смысле такие выражения, как «Ишь ты – барыня Заусайлова» и «Черникина индюка наследник».

Еще в конце XX века ельчане помнили Богомоловский магазин на Торговой улице, а недалеко от города был и Богомоловский сад. Эти названия сохранили фамилию владельца адвокатской конторы Богомолова.  

Елец, бывший Богомоловский магазин

Руслов  лес, Радин бок – в селе Ольховец. Доктор Руслов имел в Ельце большую медицинскую практику, был известным и уважаемым врачом, в Ольховце же  у него было поместье. А топоним «Радин бок» существует с XVI века: многие елецкие служилые дворяне наделялись поместьями по реке Воргол, среди них были и дети боярские Радины. Их потомки жили на родовых землях еще в XX веке, и место это в старинном селе Ольховец называлось «Радин бок».

Постепенно даже то немногое, о чем еще помнили ельчане, исчезает, или люди, вспоминая прежние фамилии, выражения и названия, не вполне понимают, о чем говорят. Не так давно в одной из передач местного телеканала пришлось услышать, что И.А.Бунин, приезжая в Елец, останавливался в гостинице имени Попова. А вообще-то господин Попов был владельцем, хозяином гостиницы, здание которой до сих пор украшает улицу Торговую.

Елец, бывшая гостиница Попова

Но вот, название Александровская слобода, Александровка, останется, пока стоит Елец на берегу Быстрой Сосны.

На Рождество Христово, 25 декабря 1591 года, пришли ставить новую Елецкую крепость и город первые строители, они же служилые люди – стрельцы и казаки. Основная часть служилых людей пришла зимой 1592 года, ровно 425 лет назад. Указ о наборе на службу в новую крепость стрельцов, казаков, пушкарей, детей боярских был издан в 1591 году.

Стрельцы

Численность елецкого гарнизона определялась правительством царя Федора Иоанновича. В Ельце должно было находиться 600 полковых казаков, 200 стрельцов, 38 пушкарей и затинщиков, 8 воротников, 5 плотников. Гарнизон по тем временам весьма значительный, что свидетельствует о важном значении Ельца в обороне южных границ русского государства. Полковые казаки несли конную службу, стрельцы – пешую с ручным огнестрельным оружием.

Уже в мае 1592 года строителям и защитникам крепости пришлось встретиться с неприятелем. Крымские царевичи Фети-Гирей и Бахты-Гирей прошли в верховья Дона, татары взяли «полону много множество, яко и старые люди не помнят такой войны от поганых». Они шли на русские уезды мимо строящегося Ельца и здесь же возвращались обратно. Ельчане «сидели в осаде», стреляли по неприятелю из пушек.

Городом руководили воевода князь Андрей Дмитриевич Звенигородский и голова Иван Никитич Мясной. Для командования полковыми казаками назначалось два казачьих головы Истома Иванович Михнев (Михнов) и Александр Иванович Хотяинцев.

Из всех имен того времени, времени строительства Ельца, заселения города и окрестностей в 1592 – 1594 годах, осталось в елецкой топонимии только одно – Александр Хотяинцев.  Историки и краеведы сходятся во мнении, что именно его имя закрепилось в названии казачьей Алексáндровской слободы, и дошло до сегодняшних дней как микрорайон Александровский, в народе – Алексáндровка.

Сохранилась грамота Ивану Мясному от 12 февраля 1593 года о вызове его в Москву и передаче на это время города Александру Хотяинцеву. 

Царь Федор Иоаннович. Парсуна, XVII в.

«От царя, государя и великого князя Федора Ивановича всеа Руси на Елец Ивану Никитичю Мясному. Велели ести тебе бытии к Москве. И как к ктебе ся наша грамота придет, и ты бы ехал к нам к Москве на подводах. И подводы есмя к тебе послали. А в городе жити приказал бы еси  Олександру Хотяинцову и беречь…, чтоб от огня в городе и остроге было бережно. И сотники казачьи в слободах, и сотники стрелецкие в слободах берегли накрепко… И в остроге сторожи были, и ворота острожные поранее запирали».

Видимо, Хотяинцев пользовался большим авторитетом в Ельце. 

Александровская слобода в конце XVI–XVII веках была заселена елецкими казаками, составляющими значительную часть гарнизона Елецкой крепости. С утратой Ельцом военного значения к концу XVII века, население слободы переключилось на мирные промыслы: занятие ремеслом и торговлей, земледелием и огородничеством. Жители слободы были переведены в разряд мещан, однодворцев, а впоследствии, когда слобода оказалась за пределами города, в разряд государственных крестьян. Слобода несколько раз переносилась с места на место. По мере расширения города она отодвигалась на запад вдоль  речки Ельчик  до нынешнего ее положения на северо-западной окраине города по берегам все того же Ельчика.

На своем нынешнем месте слобода известна также под названием Бугор.

Первоначально Александровская слобода находилась с северной стороны крепости в районе Введенской церкви и соседствовала с Кузнецкой слободой. Введенская церковь являлась приходской для жителей двух этих слобод и была построена, возможно, одновременно с крепостью. Впервые она упоминается в документах 1615–1616 гг.  В 1646 году упоминается «церковь Введения, что за городом в Кузнецкой слободе». А  в писцовой и межевой книге Тихона Камынина 1691–1693 гг. читаем: «Церковь Введения Пресвятые Богородицы в Олександровской же слободе».

Впоследствии Кузнецкая слобода была перенесена по реке Сосне на юг от крепостной стены. Сегодня о ней напоминает название улицы Кузнецкой.

В документах 1628–1629 годов упоминается церковь Рождества, говорится о ней также в  «Писцовой и межевой книге поместных и вотчинных земель Елецкого уезда» – документе, составленном в 1691–1693 годах. Церковь, первоначально деревянная, ветшала, горела, восстанавливалась, перестраивалась,  а в 1766 году началось возведение каменного храма, который, в свою очередь, также подвергся серьезной перестройке в шестидесятых годах XIX века.

Однако все время своего существования Рождественская церковь являлась духовным центром одной из древнейших городских слобод – Александровской слободы, где жили и мои предки из старинных елецких родов Шамόниных и Чукáрдиных. Одна из коренных жительниц Бугра – Александровской слободы, Щедринá Александра Васильевна, из той же семьи бугόрских старожилов Шамониных-Чукардиных, говорила о Рождественском храме: «Это наша церковь, бугόрская!».

Церковь Рождества Христова в Ельце

Профессор А.Д. Пряхин в предисловии к книге В.Н. Глазьева, А.В. Новосельцева, Н.А. Тропина «Российская крепость на южных рубежах» пишет: «Известно, что пожар 1626 года уничтожил многие документы из архивов московских приказов. Тогда в огне среди прочих погибли и документы о строительстве крепостей на южных границах России в конце  XVI столетия, заселении их ратными людьми, борьбе с набегами крымских и ногайских татар. Сохранились лишь редкие рукописи, в которых отражена жизнь городов, сооруженных «на Поле» после смерти Ивана IV. Речь идет о документах, связанных со строительством Елецкой (1592–1593) и Воронежской (1594) крепостей, из хранилища Посольского приказа. Источники эти по сути дела уникальны, в том числе и потому, что других подобных свидетельств для южной окраины России в конце XVI в. не осталось».

Получается, что нашему роду очень повезло, о наших предках документальные свидетельства остались.

Писцовые книги XVI в.

Как тут ни вспомнить документы, повествующие о Ельце XVI века, Ельце времен Александра Хотяинцева: челобитную елецкого стрельца Кирейки Чукардина, в 1592 году «написавшегося на государеву службу в город Елец»; грамоту елецкому воеводе А.Д. Звенигородскому 1592 года, рассказывающую о некоем «Шамόнке с сыном», которые «написались на Елец в казаки».

Елецкие стрельцы и казаки вместе служили, вместе отстаивали город от неприятеля, иногда ссорились, да так крепко, что жаловаться приходилось царю на Москву.  «Царю, государю, великому князю Федару Ивановичю всея Руси бьют челом халопи твои государевы елецкия казаки Олександрава приказу Хотяинцава петидесятник Микитка Борбоша да десетники Ондрей Малыгин да Офоня Денисов и во всех товарищав сваих ста человек. Росписал, государь, нам сторожи Иван Никитич Месной по острогу, и довелось, государь, нам сту человекам старожить на углу над Сосною на башеньки, да на Ливенских воротах… и к тем, государь, старожам ходим мы, халопи твои, мима стрелецкой слободы…. и стрельци, государь,… нас лают собаками… и к сторожам проитить не дают… приежжают к Ливенским воротам в полначь и … сильно нас лают, а воеводы, государь, нам от них оборани не учинят. Милостивый царь, государь, вели нам от тех стрельцов оборан учинить. Царь, государь, смилуйся».

Со времен царя Федора Иоанновича, с конца XVI века, прошло не одно столетие. На карте 1791 года Александровская слобода уже находится за чертой современной улицы Комсомольской.

Продолжение следует

 

 

 


Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Страницы истории. Постоянная ссылка.

3 комментария ЕЛЕЦ – 425 ЛЕТ НАЗАД АЛЕКСАНДРОВСКАЯ СЛОБОДА

  1. Сергей Пузатых пишет:

    Очень интересно. Моё дошкольное детство и затем школьные годы (каникулы) пришлись на деревню Хмелинец, Кукуевку, Пищулино, Рогатово и Бугор (там сейчас живёт с семьёй моя двоюродная сестра Надежда Николаевна Попова). Приезжаю к ним каждый свой отпуск. Любимые с детства овраги, холмы, р. Ельчик, леса Хмелевой, Пищулинский, Каменский. А что, оказывается, 400 с лишним лет назад то там происходило…
    Да, очень интересно!
    Какая красивая теперь стала (после последней реставрации) церковь Рождества Христова. И на холме через р. Ельчик, по другую сторону от Бугра, у старого Сазыченского кладбища возрождается церковь Смоленской иконы Божьей Матери с голубыми куполами. Долгое время там стояли руины и вот теперь появляется красота! Лет 15 назад я про неё написал стихотворение и опубликовал в своём сборнике “О Русь, живи во мне всегда…”:
    ЦЕРКОВЬ
    Голова отрублена по плечи,
    На пригорке, возле кладбища стоит,
    Не несут туда цветы и свечи,
    И никто молитв не говорит.
    И стоит над речкою святыня,
    Ждёт, надеется, что время подойдёт
    И найдётся мецената имя,
    И её в порядок приведёт.
    А пока что высятся громады
    На другом, богатом берегу,
    И высокие заборы и ограды
    Создают барьерную дугу,
    Отделяя местную святыню
    От своих богатых крепостей,
    Коль найдётся мецената имя,
    Свято будет, как не тлен мощей!
    С.Пузатых (Елецкий)
    И вот с Божьей помощью возрождается святыня.
    Спасибо за интересные исторические материалы.

    • admin пишет:

      Уважаемый Сергей Юрьевич! Спасибо за теплые слова. Ждем Ваши работы.

      • Сергей Пузатых пишет:

        Уважаемая, Татьяна Владимировна! Приветствую, Вас! Спасибо за приглашение отослать Вам на блог мои работы. Мне как творческому человеку очень приятно. Только я не знаю куда отсылать, в какой раздел и как? С уважением, Сергей Пузатых.

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>