Фото выпуска

Елец, городской сад, памятник Бунину-гимназисту.(1995)

Скульптор Н.А. Кравченко, архитектор А.А. Шашин.

 

Этой краткой жизни вечным измененьем

Буду неустанно утешаться я, –  

Этим ранним солнцем, дымом над селеньем,

В алом парке листьев медленным паденьем

И тобой, знакомая, старая скамья.

Будущим поэтам, для меня безвестным,

Бог оставит тайну – память обо мне:

Стану их мечтами, стану бестелесным,

Смерти недоступным, – призраком чудесным

В этом парке алом, в этой тишине.

1917


 

 

 

 

  СОБОРНАЯ ПЛОЩАДЬ В ЕЛЬЦЕ

Елец, вид на Соборную площадь (начало XX века)

 

Елец, вид на Красную площадь 

(август 2012)

Перед нами на старой фотографии начала XX века запечатлен вид на  Соборную площадь со стороны улицы Орловской  – исторический и архитектурный центр  Ельца, древнейшую площадь города. Ее появление связано с событиями XIV века – возобновлением города Ельца, разрушенного татарскими нашествиями. По преданию, новое место застройки на крутом берегу реки Быстрой Сосны было выбрано в 1357 году по благословению митрополита Алексия, проезжавшего водным путем (по Дону) в Золотую Орду. Можно смело сказать (и так оно есть на самом деле), что Соборная площадь является организующим звеном застройки города. Кажется, что город начинается от Соборной площади и, наоборот, все улицы ведут к ней. Но это только впечатление: Елец имеет прямоугольную планировку. Однако благодаря тому, что три улицы города –  Орловская (современное название Коммунаров), Старо-Московская (Маяковского) и Старо-Оскольская (Пушкина), указывающие своими названиями важнейшие направления (на запад – в губернский город, на север – в столицу и на юг соответственно),  расходятся от Соборной площади под углом 90    – Введенский спуск и улица Миллионная (Труда) спускаются от Соборной площади к реке Сосне под углом 45  Соборная площадь воспринимается как начало начал, – все дороги ведут к Храму

Названием «Соборная» площадь обязана соборным церквям – Воскресенской и Вознесенской, последовательно появлявшимся на ней с момента возобновления разрушенного древнего города. Площадь имеет и другое, также древнее наименование, – Красная. В Ельце существует несколько вариантов народной этимологии этого названия. Согласно одному из них название площади связано с древнерусским периодом елецкой истории, а именно с событиями 1395 года, когда, по преданию, Тамерлан, взяв Елец, сложил пирамиду из голов защитников елецкой крепости и кровь их ручьями текла в Быструю Сосну, окрашивая берег и воды реки в красный цвет.

Нередко название площади соотносят с периодом московского государства: елецкая Красная площадь якобы получила свое имя по аналогии с Красной площадью Москвы, когда Елец, а это было уже в XV веке, присоединился к Москве: мал городок, да Москвы уголок – эту поговорку можно было услышать в живом употреблении еще в 70-е годы прошлого века. Однако наиболее распространена трактовка, связывающая название Красной площади с древнерусским значением этого слова: красная значит красивая.

Да, действительно, слово «красный» в древнерусском языке имеет множество значений, в том числе и «красивый». Однако в данном случае, как и в большинстве других, ему подобных, слово «красный» употреблено в значении «главный». Угол в доме, где висят иконы и сидит хозяин, двор, принадлежащий правящему князю, царское крыльцо, служившее для царских выходов и для чтения указов, назывались красными. Да и девушка в известном фольклорном поэтическом выражении красна девица  называлась красной вовсе не потому, что она была красива, – понятия внешней красоты до середины XVIII века не существовало (вспомним, что жанр портрета как художественного изображения лица человека появляется только в XVIII веке!), но потому, что красна девица и по возрасту, и по традиционному поведению невесты в народном сознании уже была готова к браку, то есть к выполнению главной социальной миссии женщины, – девушка на выданье, из всех девиц девица, та самая, которую славят в песнях.

Возвращаясь к обсуждению этимологии слова в сочетании красная площадь, мы считаем, что это – главная площадь в любом русском городе. И в применении к православному городу и Красная, и Соборная обозначают одно и то же –  центральную площадь, на которой располагается соборная церковь.

Еще раз рассмотрим ту же фотографию. Справа от зрителя запечатлена Воскресенская соборная церковь, ровесница возобновленному городу, упоминаемая в документах конца XVI века, когда в Ельце уже шла активная работа по постройке новой крепости, по набору служилых людей для ее обороны. Без сомнения, имя церкви символично: главный храм города, не единожды восстававшего из пепла, в честь Воскресения Христова! С нами Бог! Оплот и твердыня, надежда, упование на небесное заступничество и уверенность в защите и несокрушимости!

Деревянная церковь Воскресения на протяжении XVII века, разделяя судьбу города, неоднократно горела и снова возобновлялась, пока в 1703 году не был построен новый храм – низ каменный, верх деревянный (такие постройки станут типичны для города вплоть до XX века).

Елецкое предание бережно сохранило память о том, что в Ельце в самом начале XVIII века  бывал Петр I проездом из Москвы на корабельное строительство в Воронеж. Жителям города, интересующимся краеведением, хорошо известно имя горожанина Расихина (именно так оно написано в текстах начала XVIII века), в доме которого не только неоднократно бывал Петр, но и пил с хозяином  «кочерёжное» пиво (корчажную брагу), сидя на особом, специально для него сделанном стуле, заказанном хозяевами, не смевшими делить одну лавку с царем. Здесь же, в Ельце, Петр не раз стоял обедню в Воскресенском соборе, читал во время службы Апостол – свою любимую книгу – и подпевал хору певчих.

В XVIII веке Воскресенская церковь полностью стала каменной. К началу XX века после многих перестроек Воскресенская соборная церковь представляла собой двухэтажный храм с трехъярусной колокольней, увенчанной шпилем на постаменте, в основание которого были вмонтированы часы, расположенные по сторонам света. Снаружи храм был оштукатурен. В 1797 году Яков Ростовцев, елецкий купец, пожертвовал колокол в 187 пудов весом (без малого 3 тонны!) на новую колокольню. В соборе имелись древние иконы, Евангелие из дома святителя Митрофана Воронежского и Евангелие также конца XVII века, пожертвованное ельчанкой инокиней Домной и переданное в собор через внука – посадского человека Алексея Семеновича Расихина. Хочется думать, что Евангелие, побывавшее в руках Расихиных (сейчас оно находится в краеведческом музее Ельца), принимавших Петра I у себя в доме, хранит много тайн, которые еще только предстоит разгадать!

Давайте на минуту вместе с И.А. Буниным перенесемся в XIX век и увидим торжественную картину, которую он пронес в своей памяти через всю жизнь, чтобы спустя десятилетия  описать свои гимназические впечатления, относящиеся к 80-ым годам XIX века, от посещения службы в елецком Воскресенском соборе, в романе «Жизнь Арсеньева»:

«Вот «табельный» день, торжественная обедня в соборе. Наш капитан, перед тем как вести нас, собравшихся во дворе гимназии, осматривает каждую нашу пуговицу. Учителя – в мундирах, в орденах, в треуголках. Идя по улицам, мы с удовольствием чувствуем, что прохожие смотрят на нас, как на что-то казённое, полувоенное, принимающее непосредственное участие во всём том параде, которым должен быть ознаменован этот день. К собору отовсюду сходятся и съезжаются другие «ведомства», то есть опять мундиры, ордена, треуголки, жирные эполеты. Чем ближе собор, тем звучнее, тяжелее, гуще и торжественнее гул соборного колокола. Но вот и паперть – «шапки долой!» – и, теснясь, расстраивая ряды, мы вступаем в прохладное величие широко раскрытого портала, и тысячепудовый звон ревёт и гудит уже глуше, над самой головой, широко и благостно-строго встречая, принимая и покрывая тебя. Какое многолюдство, какое грузное великолепие залитого сверху донизу золотом иконостаса, золотых риз причта, пылающих свечей, всякого чина, теснящегося возле ступеней амвона, устланного красным сукном! Для отроческого сердца было всё это нелегко: голова мутилась от длительности и пышности службы, от этих чтений, каждений, выходов и выносов, от зычного грома басов и сладких альтовых замираний на клиросе, изысканно щеголяющем то мощью, то нежностью, от горячей и жуткой плотности больших тел, со всех сторон надвинувшихся на тебя, от вида до ужаса скованной своим коротким мундиром и серебряным поясом кабаньей туши полицеймейстера, возвышающегося прямо над тобою…»

Еще раз вернемся к старинной фотографии. В центре на ней запечатлен Вознесенский собор, строительство которого, вызванное несоответствием елецких храмов потребностям разросшегося города,  началось в 1845 году, а закончилось в 1889.

За 44 года (вместо 7, как предполагалось  по смете) в строительных работах приняли участие практически все ельчане: купцы и именитые граждане содействовали постройке капиталом, простые горожане – личным участием.

Проект собора был разработан академиком К. Тоном, автором многочисленных выдающихся по архитектуре сооружений, в том числе храма Христа Спасителя в Москве. Москвичи даже при беглом взгляде на Вознесенский собор в Ельце отмечают его внешнюю схожесть с храмом Христа Спасителя. Действительно, оба храма – и елецкий, и московский –  спланированы в одном русско-византийском стиле, оба являются пятикупольными и стоят на излучинах высоких берегов. Оба храма вписываются в сложившиеся системы вертикалей своих городов и панорамы их парадных, обращенных к рекам ансамблей. Оба храма являются архитектурными доминантами городских центров: окружающая застройка тяготеет к их мощным объемам. Высота собора с крестом составляет 74 м, длина – 94 м., ширина – 34 м. Внутреннюю отделку Вознесенского собора осуществлял архитектор А.С. Каминский.

На сегодняшний день собор имеет три зала – летний, зимний и нижний. В целом собор является огромной художественной экспозицией. В летнем и зимнем залах (название получили по отсутствию и наличию отопления в прошлом) только в храмовой части насчитывается более 220 стенных росписей и живописных полотен, большинство из которых принадлежит выдающимся русским художникам  – А.И. Корзухину и К.В. Лебедеву.

Колокольня собора не была достроена. Временная деревянная колокольня, которую мы хорошо видим на фотографии собора с южной стороны, просуществовавшая до 1933 года, была устроена перед западным входом, на Красной площади (на фотографии представлен именно западный вход). Самый большой из 16-ти колоколов весил 706 пудов.

Вознесенский собор, стоящий на высоком крутом берегу реки Быстрой Сосны, является важнейшим и организующим звеном градостроительной структуры города, виден с очень больших расстояний при подъезде к городу Ельцу с любого направления.

После открытия Вознесенского собора в 1898 году Воскресенская соборная церковь в народе получила название Старого собора, в то время как Вознесенский считался новым.

На современной фотографии (август 2012) мы уже не видим ни временной колокольни Вознесенского собора, ни здания Воскресенского собора, которые исчезли в ходе послереволюционной атеистической кампании. В 1922 году были изъяты церковные ценности из Воскресенского собора, а в 1931 году и сам храм был полностью разрушен. В настоящее время на Красной площади можно увидеть остатки фундамента Воскресенского собора, вскрытые археологами в 1996 году. В 1933 году и с временной колокольни Вознесенского собора были сняты колокола, разбиты и сданы на металлолом. Собор закрыли. Началось уничтожение художественных ценностей. Были сорваны, разбиты и сданы на металлолом бронзовые люстры собора, с икон снимались оклады, смывалось кислотой сусальное золото, разбивалась резьба деревянных иконостасов и киотов.  Собор превратили в хранилище овощей и зерна. В трапезной действовали засолочные пункты.

Восстановление Вознесенского собора началось лишь в 1947 году. Ельчане принесли множество домашних икон, в то время еще живые мастера резали иконостас, собрав его частично из деталей иконостасов других церквей. От подлинного иконостаса сохранились лишь верхние элементы.

У северной стены Вознесенского собора в церковной ограде расположена часовня в виде древнерусского шлема, устроенная над братской могилой ельчан, погибших при нашествии Тамерлана (на снимке Соборной площади не видна). Каменная часовня в 1801 году заменила деревянную, в которой, по преданию, всегда горела неугасимая лампада в честь защитников города, сложивших свои головы ради Отечества. Подобного памятника нет в России, и как бы хотелось, чтобы лампада была вновь зажжена!

 

Часовня у Вознесенского собора, 1801 г.           (сентябрь 2012)

 

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

0

4 комментария Фото выпуска

  1. Коновалова Н. пишет:

    Прочитала, все, что выложено на сайте. Написано интересно, познавательно. Спасибо.

  2. Наталия З. пишет:

    Очень интересный блог! Будем читать с удовольствие и использовать в своей работе, при этом будем указывать, что ссылались на ваш блог!

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>