Природные границы Елецкой провинции: ландшафты, водоразделы и реки (продолжение)

Физико-географическая специфика Елецкой провинции

(Продолжение)

Плоскоместный восток Елецкой земли представлен западной частью Тамбовского плоскоместья Окско-Донской низменности. Расположен он на левобережье Дона, который образует западные и юго-западные его границы. С востока и северо-востока он ограничен водоразделом Воронежа и Матыры с рекою Цна. С севера – водоразделом Оки и Дона, а с юга – рекой Матырой.

Расположен плоскоместный восток Елецкой земли в условиях самого лучшего сочетания тепла и влажности в умеренном поясе. Отличается он высоким плодородием почв и богатством растительного мира. Климат этой части Елецкой земли прохладнее, чем на её меловом юге, и более влажный в сравнении с ним. В этом отношении плоскоместный восток Елецкой земли приближается к её гористому северо-западу. Но, в отличие от него, это типично равнинный тип местности, лишь иногда перемежающийся «осиновыми кустами», заболоченными степными блюдцами и мочажинами на плоских понижениях и водоразделах. Характеризуется он медленно текущими реками и отсутствием, за редким исключением, больших лесов и возвышенностей, балок и оврагов. Обычны здесь только припойменные леса. Основной же объём этой всё же лесостепной территории представлен не лесом и дубравами (хотя и они встречаются), но именно мощной чернозёмной и разнотравно-луговой степью (в отличие от степи типчаково-ковыльной, характерной для мелового юга Елецкой провинции, а также степи типично разнотравной, характерной для её северо-запада). Степь эта (в наши дни, к сожалению, почти полностью распаханная) обладала когда-то богатым (от 45 до 200 и более видов растений  на квадратный метр) и не пересыхающим в жару травостоем. Ковыли здесь также имеются, но, в отличие от других видов степей, они здесь не преобладают, соседствуя с типично луговыми растениями, которые вплоть до осени скрывают ковыли своим покровом. Только ближе к августу ковыли здесь становятся заметны, благодаря их к этому времени уже «седым» и плодоносящим соцветиям.

Это о бескрайних просторах таких степей писал когда-то А.В. Кольцов:

…Степь раздольная

Далеко вокруг,

Широко лежит,

Ковылем-травой

Расстилается!

Ах ты, степь моя,

Степь привольная.

… Раззудись, плечо!

Размахнись, рука!

Ты пахни в лицо,

Ветер с полудня!

Освежи, взволнуй

Степь просторную!

Зажужжи, коса,

Как пчелиный рой!

Молоньёй, коса,

Засверкай кругом!

Зашуми, трава,

Подкошёная;

Поклонись, цветы,

Головой земле!

 

           



   

   

Весна на плоскоместном востоке Елецкой провинции

 

Степно-луговое разнотравье. Начало июня.

 

Июль. Плоскоместный восток Елецкой провинции

 

Ковыль. Начало августа на Тамбовском плоскоместье

 На севере эта часть Елецкой земли граничит с рязанскими и муромскими лесами. С востока она ограничена сосновыми борами Тамбовского плоскоместья по реке Цна. Только на юге этой территории сохранился более чем тысячелетний усманский бор, уцелевший от полного вырубания в Петровскую эпоху на террасах и в ближайшей округе рек Усмани и Воронежа. 

Усманский Бор (http://www.zapovednik-vrn.ru/gallery/foto/nature/)

Мощное степно-луговое разнотравье и тучные чернозёмы являются отличительной чертой этого края, простирающегося от Дона до Воронежей (Лесного и Польного) и Матыры включительно. По водоразделу этих рек с рекою Цна проходили когда-то Батыева дорога и Ногайская «сакма», принося на Русь неисчислимые беды и разорения от Золотой, а затем и от Ногайской орды. Как и меловой юг, в своё время земля эта надолго превратилась в Дикое Поле, так как представляла собой Ногайский «фасад» Елецкого ландшафтного и культурно-исторического «дома». Однако, благодаря близости к никогда не оставляемому известковому северо-западу Елецкой провинции, а также благодаря её многочисленным казакам, «ухожаям», «полянникам», «бродникам» и «бортникам», хозяйственная жизнь здесь не замирала и в самые трудные времена. Поэтому многие древние населённые пункты (по Воронежам, Плавице, Становой Рясе, Матыре) этой части Елецкой округи позднее, по устранении опасностей, были восстановлены на тех же, что и, ранее местах и под теми же названиями (таковы, например, Липецк, Добров, Сокольск, Конь-Колодезь).

Плоскоместный восток Елецкой земли, расположенный в западной части Тамбовского плоскоместья, чётко отделяется от остальной восточной и уже не елецкой части Окско-Донской низменности не только водоразделом Цны и Воронежа. Отделяется он и довольно чёткой границей Елецких переполяний (лесостепи) и обширных Тамбовских лесов (краснолесья). Дремучие леса эти до их интенсивного вырубания во времена строительства первого российского флота и деятельности Липских железоделательных заводов (а также и позднее, в период массовой распашки в очередной раз заново осваиваемых территорий Верхнего и Среднего Задонья) начинались когда-то от водораздела Польного и Лесного Воронежа с рекою Цна. Тянулись они как на восток, так и на северо-восток, сливаясь в древности с мордовскими и муромскими лесами, где в племенной период развития России обитали племена мордва, мерь, мурома.

На этой границе Елецкой провинции располагались также наиболее древние её – восточные – засеки (по Польному и Лесному Воронежу), так как первые угрозы эта земля встречала именно с востока, из глубин кочевой Азии.

Остатки засечных лесов Елецкой округи

Более поздние Причерноморские угрозы также не раз тревожили этот край, который, как и меловой юг Елецкой провинции, сохранил свою преемственность домонгольскому периоду только благодаря близкому соседству с её более защищённым известковым северо-западом, куда и уходило население от захватчиков и откуда оно каждый раз вновь заселяло эту округу.

Подчеркнём также, что именно «тройственный» состав резко различных ландшафтов Елецкой провинции и обеспечил её выживание на перекрёстке всех татарских дорог на Русь. Защищая то Крымскую, то Ногайскую свои стороны, опираясь во время нашествий и набегов то на восточные, то на южные свои пределы, сокращаясь, спасая население, до своих горных северо-западных пределов, и затем вновь и вновь заселяя эту не раз разорённую округу, Елецкая земля именно так и выстояла на границе исторической России и Дикого поля.

Позднее, по устранении воинских угроз, территории и плоскоместного востока Елецкой земли и её мелового юга стали краем гуртовщиков и прасолов, которые по её древним дорогам пригоняли из Азии и причерноморских степей на переработку в округу Ливен, Ельца, Лебедяни и Данкова огромные табуны степных лошадей и гурты крупного рогатого скота, что, среди прочего, именно в этих пределах России обеспечило развитие мощного кожевенного производства (первое подтверждение в письменных источниках о развитом кожевенном производстве в Ельце относится к 1592 г.).

С разных концов России прибывали в Елец купцы и торговцы, чтобы закупить кожевенный товар. Кроме того, Елец был единственным городом в России, который экспортировал русские кожи. Неслучайно его называли также «сапожной столицей» Российской империи. Качество кожевенной продукции Ельца высоко ценилось далеко за пределами его округи. Многие владельцы елецких кожевенных заводов (Валуйский, Курносов, Ростовцев, Ряполов, Кожухов и другие) получали за свою продукцию призовые – золотые и серебряные – медали. Происходило это не только на крупнейших выставках России (Киеве, Новгороде), но и за рубежом – в Германии, Франции, Бельгии.

Наряду с ближайшей округой Ельца, именно эти пределы Елецкой земли стали также настоящей житницей и Елецкого края, и всей России. Богатейшие зерновые урожаи центральных, западных, восточных и южных пределов Елецкой земли (и особенно её чернозёмно-равнинного и незасушливого  плоскоместного востока), перерабатываемые на многочисленных мельницах Ельца, Ливен, Чернавы, Липецка, Лебедяни, Ефремова и Данкова и сделали Елецкий край в XVIII – XIX веках, «хлебной и мукомольной столицей» России.

И небольшие, и крупные мельницы эти, во множестве расположенные на по-настоящему горных реках известкового северо-запада Елецкой провинции (Ельчике, Воргле, Пальне, Красивой Мече), использовали практически даровую энергию этих рек, а потому имели чрезвычайно низкую себестоимость и одновременно высокое качество своей продукции. Это обстоятельство, прямо связанное с уникальными физико-географическими и ландшафтными особенностями Елецкой земли, и обеспечило её экономическое процветание. В том числе и поэтому в XVII – XIX веках Елец стал также крупнейшим центром торговли хлебом с причерноморскими и западными губерниями России, а также с заграницей – Южной и Западной Европой, Южной и Северной Америкой.

 

Мельницы хлебной столицы России

Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Елецкая провинция. Постоянная ссылка.

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>