Н.Я. ДАНИЛЕВСКИЙ И ЕГО НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ (В.В.Сороковых)

Один из самых ярких и глубоких российских мыслителей – Николай Яковлевич Данилевский (28. 11. (10. 12.) 1822 – 7. (19) 11. 1885) родился в селе Обéрец Ливенского уезда Орловской губернии (ныне Измалковского района Липецкой области). Здесь, в родовом имении матери (из дворян Мишиных, известных в Орловской губернии с 60 годов XVII века ), в образовательной среде небогатого и мелкопоместного дворянства древней  Елецко-Ливенской историко-культурной провинции России, он провёл детские и юношеские годы, состоялся личностно и духовно.

Николай Яковлевич Данилевский

Здесь же – на самой границе «рокового подстепья» с «Диким полем», где прежде – «оба пола Дона» – проходили «все татарские дороги на Русь» , в ландшафтно и флористически уникальной округе Верхнего Дона – выполнил он и свои первые естественнонаучные проекты .

Детство и отрочество Н.Я. Данилевского прошли также в «беспрестанных» путешествиях по России с полком его отца (из дворян Московской губернии, участником войн 1812 – 1813 годов, командиром гусарского полка, позднее генералом), прерываемых его пребыванием в часто сменяемых пансионах, где он получил среднее образование . Постоянной средой образования будущего мыслителя оставались, однако, образовательная среда его семьи и Елецко-Ливенской округи, где он проводил все каникулы и в пансионный период, и в период обучения в Царскосельском лицее и Санкт-Петербургском университете. Полагаем, именно эти  семейные, провинциальные и воинские истоки сказались и в основных работах Н.Я. Данилевского, определивших его мировую славу.

Среди многих имён российской культуры, восстановленных после краха коммунистического владычества над Россией, имя Н.Я. Данилевского стоит особняком. Именно этот российский мыслитель, автор книги «Россия и Европа, взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому» (1869 год) , предвосхитил не только многие, ныне активно обсуждаемые внутрироссийские вопросы , но и важные вопросы глобальной проблематики . Н.Я. Данилевский же сформулировал и первые адекватные идейные «ответы» на «вызовы», тогда ещё только наступающей, глобалистской эпохи («глобально-партикулярной», по выражению А.С. Панарина ), намного опережая в этом отношении всех западных мыслителей.

На Западе идеи и обобщения, по своей прогностической мощи и масштабу до сего дня только отчасти сопоставимые с таковыми у Н.Я. Данилевского, появились только в XX веке. Достаточно и более или менее независимо произошло это в работах О. Шпенглера , В. Шубарта , К. Ясперса  (20-30 годы), А. Тойнби , К. Леви-Стросса  (50-70 годы), С. Хантингтона  (90 годы). Тогда же – не в России, но на Западе – был окончательно признан и приоритет Н.Я. Данилевского в осмыслении культурной множественности мира. На Западе же «ответы» на «вызовы» (А. Тойнби) глобальной эпохи именно этого мыслителя были признаны и глубоко оригинальными (собственно российскими) , и имеющими подлинно глобальную и культурно универсальную значимость .

До работ Н.Я. Данилевского подобные опережения не часто встречались в России, погружённой в перманентное и бесперспективное ученичество у Европы вот уже которое столетие. Так, в его наследии российская культура, чуть ли не впервые в своём послепетровском развитии, не только наконец-то избавилась от длительного серого эпигонства, слепого и бессмысленного подражания Западу, но и вышла к планетарно значимому диалогу и с ним, и с иными культурами планеты.

Произошло это в самый разгар позднего Просвещения, когда не только насильственно порабощённые Западом культурные миры уже надолго вошли в орбиту его влияния, и именно его концепции свободы с её либерально-варварскими оппозициями «раба» и «господина», закономерно и неотвратимо расчеловечивающих человека и в V веке, когда из Азии в Европу и пришли, тогда ещё будущие европейцы, и в веке XXI, когда эти же оппозиции угрожают уже всему глобальному сообществу культур.

Большинство иных культур планеты в этот период также, так или иначе, стремились присоединиться к западной культуре, к тому времени уже вполне глобально и агрессивно спроецированной. Осуществилась эта проекция задолго до эпохи Просвещения и вовсе не благодаря, а, скорее, вопреки ей, так как идеология этой эпохи именно с неадекватными властными притязаниями, преимущественно, и боролась, была именно закономерной внутренней реакцией самого Запада на эти притязания.

Таким образом, однако, пусть и формально, гегемонистские притязания Запада на планетарное господство – не только во внешней политике (колониализм и империализм), но и в области мирового культурного строительства – отчасти и оправдывались, и подтверждались.

В том числе и благодаря этому, западная цивилизация уже тогда начала свою планетарную инфляцию. Закономерно эволюционируя в глобальную ресурсную, социально-экономическую и культурную химеру, она именно с этого периода не только паразитирует на всём остальном мире, последовательно и необратимо редуцируя и депрессируя его, но стала терять и собственную культурную идентичность, закономерно же и неотвратимо вырождаясь из христианского (хотя и по-прежнему либерально-варварского) Запада в уже откровенно антихристианский, культурно-одномерный и глобально-претенциозный «Пост-Запад» (П. Бьюкенен ), где от самого христианского Запада остался один только, всегда сопутствующий ему и паразитирующий на нём его либерализм.

Именно в этот период Н.Я. Данилевский – первым в истории мировой и отечественной мысли – выступил и на защиту самобытности культур, с обоснованием необходимости их разнообразия для «подлинного прогресса и преуспеяния» человечества, и с идеей недопустимости какого-либо культурного гегемонизма, с обоснованием необходимости борьбы с этим гегемонизмом и в интересах каждой отдельной культуры (в том числе и самого Запада), и в интересах «умопостигаемой всечеловеческой цивилизации».

Выступил он и со своей – подлинно научной (с эволюционных позиций) – критикой дарвинизма , в том числе и против применения этой «селекционной гипотезы» в международной, социальной и культурной области. Касалась эта защита, таким образом, не только российской цивилизации, европейничающая элита которой доходила в этот период до «национального нигилизма и даже русофобии» , но и любой другой культуры, подвергаемой тому или иному – чисто политическому или только просвещенческому – остракизму.

Достаточно обычной такая защита стала только с развитием постмодернистского мышления . В этой связи, полагаем, именно от работ Н.Я. Данилевского и следует отсчитывать становление постмодернистской традиции, связанной с легитимацией любых культур, в частности, с осознанием их глобальной значимости именно как самобытных, с выявлением векторов к универсализму даже и в самых «архаичных» из них, на деле, всегда подчиняющихся собственной логике развития и потому свободных от любых внешних предписаний, с каких бы политических или идеологических позиций они не осуществлялись.

Как показало исследование, опирался при этом мыслитель не только на своё блестящее знание международно-политической проблематики, не только на полученное им в Царскосельском лицее дипломатическое образование, но и на тот комплекс идей и представлений, которые сохранялись и по-прежнему действовали в Елецко-Ливенской провинции России, веками стоящей на её страже и защищающей её от рабско-господских претензий кочевой Азии. Сохранялись они, в частности, и в «семейственных воспоминаниях» (А.С. Пушкин) её дворянства, и в кодексе чести действующего российского офицерства, видным представителем которого был и отец мыслителя – Я.И. Данилевский, заслуженный генерал и довольно заметный деятель российской армии и политики («Генеральный консул в Белграде, в 1843-1849 годах» ).

Идеи эти веками определяли и развитие Елецко-Ливенской провинции в её борьбе с «Диким полем», и развитие всей полусветной России. Именно эти – самодержавные – идеи не только помогли устоять российской цивилизации в её евразийском противостоянии с притязаниями работорговой Азии, не менее глобалистскими и либеральными (рабско-господскими), чем ныне западные и Пост-Западные, но и позволили одержать здесь подлинную – ландшафтную – победу, когда, по точному выражению А. Тойнби, «кочевые пастбища окончательно превратились в крестьянские поля, а стойбища – в оседлые деревни» .

Происходило это определение, однако, не только в допетровский период, но и в период поражения значительной части социальной элиты России «несчастной и постыдной болезнью подражательности», имеющей, что показал ещё сам Н.Я. Данилевский , преимущественно, педагогические истоки и детерминанты. Именно эти идеи определяли общий, хотя и уже не господствующий, духовный климат России и в XIX веке, на фоне которого болезнь эта и могла быть опознана как болезнь, а не как норма, из чего, однако, не следует, что их не стоило защищать перед высшими сословиями страны, а с ними вместе и именно с их помощью, и всё российскую культуру и ментальность. Именно на этой защите и сконцентрировал свои силы Н.Я. Данилевский, продолжив, таким образом, эстафету российского сознания, может быть, в самый трудный его период.

Подчеркнём также, что произошла эта теоретическая защита и культурного разнообразия мироздания, и идеи «подлинного прогресса», и идеи самобытного, самодержавного и взаимодополнительного развития культур во «всечеловеческой цивилизации» (в том числе, хотя и в первую очередь, и российского культурного мира) в условиях почти тотального западничества и российской, и мировой интеллигенции, соблазняемой  вульгаризированной позднепросвещенческой идеологией не только на собственно Просвещение, но и на никак не вытекающий из него отказ от собственной культуры, осуществляемый, в частности, под предлогом её якобой архаичности перед лицом просвещённого и прогрессивного Запада.

Н.Я. Данилевский, таким образом, хотя и весьма доказательно, но почти в полном одиночестве, выступил против самых «передовых идей» своего века, гуляющих по свету с «пошлой этикеткой современных», что потребовало от него немалого научного и гражданского мужества.

 

Продолжение следует

Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Елецкая провинция. Постоянная ссылка.

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>