Исторические границы Елецкой земли: вятичи Верхнего и Среднего Подонья в составе Древнерусского государства

Как особый этнический и культурно-исторический феномен Елецкая земля сложилась на землях, населённых в X-XI веках вятичами Верхнего и Среднего Подонья, соседствующих с союзными им окскими вятичами (Москаленко А.Н. О возникновении древнерусских поселений на Дону // Вопросы истории славян. Воронеж, 1966. Вып. 2. – C. 114–144). Б.А. Рыбаков говорит также о племенном союзе вятичей, существовавшем одновременно с «суперсоюзом Русь» и конкурировавшем с ним (Рыбаков Б.А. Мир истории: начальные века русской истории. М., 1987. – С. 69). 

Повесть временных лет так говорит о вятичах: «…поляне же… были из славянского рода и назвались полянами, и древляне произошли от тех же славян и назвались древляне; радимичи же и вятичи – от рода поляков. Были ведь два брата у поляков – Радим, а другой – Вятко. И пришли и сели: Радим на Сожи, и от него прозвались радимичи, а Вятко сел с родом своим по Оке, от него получили свое название вятичи…» (Повесть временных лет (ПВЛ), // Библиотека литературы Древней Руси. Том 1. Подготовка текста, перевод и комментарии О.В. Творогова / Электронные публикации Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН / http://www.pushkinskijdom.ru). Там же сообщается, что «…в год 6367 (859) варяги, приходя из-за моря, взимали дань с чуди, и со славян, и с мери, и с веси, и с кривичей. А хазары брали с полян, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма» (Повесть временных лет, год 859).

Словарь Брокгауза и Ефрона, опираясь на Никоновскую летопись, также сообщает, что «Вятичи – славянское племя, населявшее в древности нынешние губернии: Калужскую, Орловскую, Тульскую, Московскую и Смоленскую». Что «пришли они сюда… с запада и поселились на Оке, будучи от рода ляхов и получив свое название от вождя Вятко…», что «около половины IX века вятичи подпали под власть хазар», что «во время хазарского владычества они… упоминаются… под 906 годом, как участники в походе Олега на Царьград». Что «вероятно, это были выходцы-добровольцы из вятичей». (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. / Список статей ЭСБЕ: Вы – Вя. СПб., 1890-1907). 

Украшения вятичей XI-XIII вв.

Один из первых елецких краеведов Н.А. Ридингер отмечает, что «…елецкие земли входили в состав завоеваний Олега, Святослава, Владимира, а по кончине Ярослава I-го, в 1054 году, земля вятичей досталась сыну его Святославу Черниговскому» (Ридингер Н.А. Материалы для истории и статистики г. Ельца. – Елец, 1993. – С. 21-23). Однако следов завоеваний вятичей Олегом уже к периоду княжения Святослава Игоревича и его действий против хазар, по-видимому, никаких не оказалось, что видно хотя бы из вопроса Святослава вятичам в 964 году: «Кому дань платите?». И их ответа: «Казаромъ дань даемъ, по щлягу отъ рала» (ПВЛ, год 964; Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). СПб., 1862. – Т. 9. – С. 31).

После чего в 965 году Святослав и предпринял свой знаменитый поход против хазар, закончившийся его полной победой, освобождением вятичей от дани, не только уничтожением столицы хазар, но и полным рассеянием их государства. Таким образом, как особый культурно-исторический, природно-хозяйственный и этнический (вятичский) феномен будущая Елецкая земля, вместе с землями иных вятичей, в первую очередь, окских, существует в составе России с X века, начиная с освобождения Святославом Игоревичем земель вятичей от дани хазарам (ПВЛ, год 965). Вятичи далеко не сразу признали власть Киева. 

Хазарский воин. Реконструкция

 Сразу после ухода Святослава Игоревича они отложились от Киевского государства и дань ему не платили. Сын Святослава – Владимир Святой ещё дважды (982 – 983 гг.) ходил на вятичей «и возложил на них дань – с каждого плуга, как и отец его брал» (ПВЛ, 982–983 гг.). Но только праправнук Святослава – Владимир Мономах смог окончательно присоединить их территории (1082 год) к Киеву и Чернигову (Поучение Владимира Мономаха // Памятники литературы Древней Руси. XI – начало XII века. – М., 1978).

Осуществлено это было, как свидетельствует Т.В. Краснова, посредством переселения на земли вятичей черниговцев, принесших сюда огромное количество черниговских названий, распространённых от Красивой Мечи до Тихой Сосны и до сего дня указующих на границы завоёванных земель вятичей в Верхнем и Среднем Подонье в XI веке (Краснова Т.В. Начальная летопись Елецкой земли (филологическая реконструкция). – Елец, 2011. – С. 261). 

Владимир Мономах идет в поход на вятичей.

Миниатюра из Радзивиллоской летописи. XV век

 Очевидно, однако, что и до периода XI, начала XII века эта уже тогда приграничная территория входила в обширное «славянское море».

Вятичи занимали в этом «море» самое восточное среди славян положение, верхнее и среднее течение Оки, а также междуречья Оки и Быстрой Сосны, Быстрой и Тихой Сосны, Оки и Дона, Дона и Воронежа, Воронежа и Матыры. При этом «западная граница общевятичского ареала шла по водоразделу Оки и Десны. В бассейнах Жиздры и Угры… вятичские курганы соседствуют с кривичскими. Далее вятичская граница поднималась на север до верховьев Москвы-реки и поворачивала на восток к верховьям Клязьмы». У впадения «Учи в Клязьму граница поворачивала на юго-восток по левобережью Москвы-реки… и затем Оки. Бассейн верхнего течения Оки целиком был вятичским» (Смокотина Д.В. Вантит – город вятичей // Вестник Томского гос. ун-та / История. 2008. №1(2)). При этом племенное деление славян, как следует и из Повести временных лет, дополнялось и естественными границами тех ландшафтов и земель, которые они занимали: «…сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. И те славяне разошлись по земле и назвались именами своими от мест, на которых сели…» (ПВЛ, там же). Так, земли будущих елецких вятичей, по-видимому, уже в племенной период отграничивались от земель окских вятичей на северо-востоке, севере и северо-западе окско-донским водоразделом. Естественной и зримой границей здесь выступала река Красивая Меча.

Северо-западная граница донских вятичей и будущей Елецкой земли, следуя ландшафтному принципу деления племенных земель, могла проходить и по западной округе современного Ефремовского района Тульской области и её возвышенностей, возможно, совпадая и с проходящей неподалёку северо-западной границей российских чернозёмов.

К западу донские вятичи соседствовали с северянами и полянами. Общая племенная граница вятичей с ними проходила, вероятно, по водоразделу рек Быстрой Сосны и Оки в их истоках и севернее по водоразделу Оки и Десны. Граница же будущего Елецкого края на западе уже в племенной период устоялась, вероятно, по рекам Польная и Лесная Ливны (где возвышенная юго-восточная оконечность Среднерусской равнины переходит в плоскую орловскую лесостепь), также следуя в этом общему принципу занятия естественных природных комплексов с их границами (водоразделами, иными ландшафтными или водными преградами). Южные границы, раскрытых в степь земель вятичей Верхнего и Среднего Подонья, могли доходить до княжества Курского и хазарских владений, а с 988 года (ПВЛ) и до владений сына Владимира Святого – Мстислава Удалого, после разорения хазар посаженного в этот год отцом на княжение в Тмутараканский удел (с центром в современной Тамани).

По первому разделу Владимиром Святым Древней Руси на уделы Елецкая земля, таким образом, соседствовала с Тмутораканским уделом.

Где проходили эти границы точно неизвестно, но скорее всего они также совпадали с ландшафтными границами региона, представленными рекой Тихая Сосна и её бассейном, а также меловым югом верхнего Подонья (Мильков Ф.Н. Долина Дона: природа и ландшафты. – Воронеж, 1982). 

Об этом же свидетельствует и южная граница черниговской топонимии на завоёванной вятичской округе, проходящая по Тихой Сосне и Осколу.

По воинским обстоятельствам в тот или иной период могли эти границы сократиться и до «горной» границы Среднерусской равнины и Окско-Донской низменности. На востоке земли будущих елецких вятичей были ограничены водоразделом рек Польный и Лесной Воронеж, Матыры с рекою Цна. Здесь будущая Елецкая земля соседствовала с мордвой. На северо-востоке она соседствовала с муромой. Широтные границы Елецкой земли до сего дня подчёркиваются не только их горным характером, но и симметрией рек (и их названий), текущих в меридиональном направлении: Польная и Лесная Ливны, Ливны, Польный и Лесной Воронеж, Воронеж.

Отметим также, что указанные этнические а, позднее и удельные границы фактически совпадают здесь как с черниговской топонимией вятичской округи, охватывающей пределы от Красивой Мечи до Тихой Сосны, так и с естественными ландшафтно-биотическими границами региона, где и этнос был естественным компонентом ландшафта.

Эти естественные ландшафтные вместилища с их естественными же границами по возвышенностям и горам, рекам, водоразделам, биолого-почвенным и природным зонам (горной, лесной, лесостепной, степной) и могли быть объектом хозяйственной активности, предметом споров и вожделений, той или иной племенной экспансии или обороны.

О вятичах Верхнего и Среднего Подонья, помимо летописных известий, можно судить и по былинным источникам. Так, в былинах об Илье Муромце, отражающих реалии конца XI –  начала XII века говорится, что «короткая» и «прямоезжая дорога» к Киеву из Мурома (каковой и могла быть только, текущая в широтном направлении Быстрая Сосна, и её берега) «заколодела, замуравела», «залегла тридцать лет» (Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. М.-Л., 1958).  При этом путь богатыря из Мурома («из села Карачарова») в Киев через вятичскую территорию считался одним из его богатырских подвигов (Три поездки Ильи Муромца // Былины. М.,1985. – C. 67–72. – С. 67). 

И. Билибин. Иллюстрация к былине «Илья Муромец и Соловей-разбойник»

Возможно, этот внешне вполне поэтический срок в тридцать лет, помимо очевидной метафоры длительности, означает также либо достаточно резкое и сравнительно недавнее обострение отношений вятичей с иными союзами восточных славян, добровольно пришедших под киевскую, исходно варяжскую или «русскую» руку (см.: ПВЛ, год 862, сюжет о призвании варягов). Либо сравнительно недавний срок пребывания достаточно мощных кланов вятичей на Верхнем и Среднем Дону, Красивой Мече и Быстрой Сосне, пытающихся здесь не только скрыться из Окских пределов, спасаясь, таким образом, от уже достаточно долгой Киевской экспансии, но и отгородиться от неё системой застав и засек, на «тридцать лет» перегородивших ранее вполне проезжие пути. Последнее может свидетельствовать также и о независимости вятичей, и об общей мощи их племенного союза, его способности достаточно долго и успешно противостоять властным притязаниям Киева. Позднее (уже к XIII веку) и окские, и донские вятичи слились со всеми другими восточнославянскими племенами в единую древнерусскую народность, и все племенные следы их теперь преимущественно составляют предмет только археологии (Гоняный М., Недошивина Н. К вопросу о вятичах на верхнем Дону. «Советская археология», № 1, 1991; Винников А.З., Пряхин А.Д. Археология и история юго-востока Руси. Донские славяне и их место в восточно-славянском мире конца I – начала II тысячелетия н.э. (Сообщения II научной конференции). // Российская Археология, 1995, № 4. – С. 228- 229).

 

Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Елецкая провинция. Постоянная ссылка.

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>