Границы Елецкой земли в период первого раздела Древней Руси на уделы

По первому разделу Владимиром Святым Древней Руси на уделы (ПВЛ, год 988) будущая Елецкая земля, остающаяся в этот период землёй ещё непокорённых вятичей, вошла в состав Черниговского княжества. Она сохранила свои восточные, северо-восточные, северные, северо-западные и западные границы ещё племенного периода её развития, а на юге соседствовала с Княжеством Курским и Тмутораканским уделом Мстислава Удалого.

Где проходили эти её границы точно неизвестно, но, скорее всего, они также совпадали с естественными ландшафтными границами региона, представленными рекой Тихая Сосна и меловым югом Среднего Подонья (Мильков Ф.Н. Долина Дона: природа и ландшафты. – Воронеж, 1982).

Об этом же свидетельствует и южная граница черниговской топонимии на завоёванной вятичской земле, проходящая по Тихой Сосне и Осколу. По воинским обстоятельствам в тот или иной период могли эти границы сократиться и до «горной» границы Среднерусской равнины и Окско-Донской низменности. На востоке земли будущих елецких вятичей были ограничены водоразделом рек Польный и Лесной Воронеж, Матыра с рекою Цна.

Здесь будущая Елецкая земля соседствовала с Мордвой. На северо-востоке она соседствовала с Муромой. Широтные границы Елецкой земли до сего дня подчёркиваются не только их горным характером, но и симметрией рек (и их названий), текущих в меридиональном направлении: Польная и Лесная Ливны, Польной и Лесной Воронеж.

Таким образом, указанные этнические а, позднее, и удельные границы будущей Елецкой земли фактически совпадают как с черниговской топонимией вятичской округи, охватывающей пределы от Красивой Мечи до Тихой Сосны и Оскола, так и с естественными ландшафтно-биотическими границами Верхне- и Средне-Донского региона, где и этнос когда-то был естественным компонентом ландшафта. Именно эти неслучайные, но естественные ландшафтные вместилища с их естественными же границами по возвышенностям и горам, крупным рекам, водоразделам, биолого-почвенным и иным природным зонам (горной, лесной, лесостепной, степной) и могли быть объектом хозяйственной активности, предметом племенных споров и вожделений, той или иной племенной экспансии или обороны.

О вятичах Верхнего и Среднего Подонья, помимо летописных известий, можно судить и по былинным источникам. Так, в былинах об Илье Муромце, отражающих реалии конца XI, начала XII, века говорится, что «короткая» и «прямоезжая дорога» к Киеву из Мурома (каковой и могла быть только, текущая в широтном направлении Быстрая Сосна, и её берега) «заколодела, замуравела», «залегла тридцать лет» (Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. М.-Л., 1958). При этом путь богатыря из Мурома («из села Карачарова») в Киев через вятичскую территорию считался одним из его богатырских подвигов (Три поездки Ильи Муромца // Былины. М., 1985. – C. 67–72. – С. 67). Возможно, что внешне вполне поэтический срок в тридцать лет, помимо очевидной метафоры длительности, означает также либо достаточно резкое и сравнительно недавнее обострение отношений вятичей с иными союзами восточных славян, добровольно пришедших под киевскую, исходно варяжскую или «русскую» руку (см.: ПВЛ, год 862, сюжет о призвании варягов). Либо сравнительно недавний срок пребывания достаточно мощных кланов вятичей на Верхнем и Среднем Дону, Красивой Мече и Быстрой Сосне, пытающихся здесь не только скрыться из Окских пределов, спасаясь, таким образом, от уже достаточно долгой Киевской экспансии, но и отгородиться от неё системой засек, на «тридцать лет» перегородивших ранее проезжие пути. Последнее может свидетельствовать также и о независимости вятичей, и об общей мощи их племенного союза, его способности достаточно успешно противостоять властным притязаниям Киева.

Позднее, уже к XIII веку, и окские, и донские вятичи, завоёванные соседними древнерусскими княжествами в период феодальной раздробицы, слились с другими восточнославянскими племенами в единую древнерусскую народность, и племенные следы их теперь преимущественно составляют предмет только археологии (см.: Винников А.З., Пряхин А.Д. Археология и история юго-востока Руси. Донские славяне и их место в восточнославянском мире конца I – начала II тысячелетия н.э. (Сообщения II научной конференции). // Российская Археология, 1995, № 4. – С. 228 – 229).

Верхнедонская археологическая экспедиция Государственного исторического музея, постоянно работающая в районе Куликова поля, раскрыла кладбище XIII века у деревни Бутырки Тульской области. А «..изучение памятника позволило думать, что вятичи жили и на Верхнем Дону…», так как «…найденные в могильнике предметы – височные кольца, перстни, браслеты – характерны для вятичей. Правда, люди племени, по всей видимости, жили здесь недолго… Об этом говорит… небольшое число погребений…» (Гоняный М. Недошивина Н. К вопросу о вятичах на верхнем Дону. «Советская археология», № 1, 1991). Как бы там ни было, но к XIII веку племенной период развития Елецкой земли в целом закончился и с этого времени она существует и развивается уже в составе единого древнерусского государства, представленного тогда конгломератом удельных княжеств под обшей центральной властью Киева.

 

 

Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Елецкая провинция. Постоянная ссылка.

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>