Тихон Хренников: детские и школьные годы в Ельце

Тихон Николаевич Хренников родился 10 июня 1913 г. в уездном городе Ельце Орловской губернии, одном из древнейших и красивейших городов средней полосы России. Его украшали два монастыря, не один десяток православных храмов, польский костел, немецкая кирха, еврейская синагога.

Кого только не видел Елец под своими стенами за свою историю. Город впервые упоминается в Никоновской летописи под 1146 годом. Елец был свидетелем многих исторических событий. Сколько раз, сожженный дотла восставал он из пепла! Неувядаемой славой в веках покрыл себя Елец, преградив путь грозному завоевателю Тамерлану, долгое время был опорным пунктом Московского княжества, защищая южные границы Руси от набегов кочевников.

Т.Н. Хренников

В знаменитой «Истории государства Российского» Карамзин писал: «Не только Новгород, Киев, Владимир, но и хижины Ельца являются любопытными памятниками истории».Край слыл хлебным. Славился Елец и искусством кружевниц. К началу  XX века это был сравнительно большой городок, имевший крепкий многообразный торговый уклад.

Хренниковы принадлежали к одному из самых старых купеческих родов г.Ельца. Его представители занимали видное общественное положение в Ельце. Григорий Хренников был городским головой в 1791-1794 гг. В 1863 г. среди 123 учредителей Елецкого общественного банка значилось четверо Хренниковых. За много поколений род разделился на несколько ветвей, родственные связи между которыми постепенно ослабевали. Но они, несомненно, происходят от общего корня.  Кроме того, в советский период свое непролетарское происхождение многие скрывали, семейные архивы уничтожались.

По данным метрических книг, родители Тихона Николаевича принадлежали к мещанскому сословию, что подтверждают метрические книги. Но это, несомненно, – обедневшая ветвь купеческого рода, получившая мещанское звание после отмены в XIX веке третьей купеческой гильдии. Все Хренниковы, проживающие в России, – родственники, выходцы из Швеции. В Швеции есть место, которое называется Энгенинг, где занимались разведением хрена. Лет триста тому назад семья по фамилии Бистрем переехала в Россию, где занималась разведением хрена, были хренниками, откуда и появилась фамилия Хренниковы.

Отец Николай Иванович Хренников родился в 1859 году. В тридцать лет женился на восемнадцатилетней Варваре Васильевне Харламовой. Венчались они 5 февраля 1889 года в день Елецкой иконы Божией Матери. Брак был счастливым. Семья росла быстро. Приведём сведения о детях.

1.Николай, родился 30 сентября 1890 года, умер 15 июня 1942г.

2.Борис, родился 21 июля 1892 г., умер в 1942 г. в одном из лагерей  ГУЛАГа.

3.Софья, родилась 21 июля 1894 г., умерла 18 февраля 1944 г.

4.Глеб, родился 16 июля 1896 г., погиб в 1918 г. под Двинском.

5.Лидия, родилась 21 августа 1898 г., умерла 4 мая 1957 г.

6.Надежда, родилась 13 сентября 1900 г., умерла 17 июля 1992 г.

7.Алексей, родился 5 февраля 1903г., умер в апреле 1949 г.

8.Митрофан, родился 6 августа 1905 г., умер в 1987 г.

9.Нина, родилась 11 января 1909 г.. умерла в 2000 г.

10.Тихон, родился 28 мая 1913 г., умер 14 августа 2007 г.

Младшего сына Тихона крестили в честь святителя Тихона, епископа Воронежского, Задонского чудотворца, день памяти которого празднуется 13 августа.

Тихон родился в большой, сплоченной, музыкальной, трудолюбивой семье. Отец Николай Иванович (1859-1933гг.) был человеком сдержанным, строгим, но не без чувства юмора, многие десятилетия прослужил приказчиком у местных купцов (Криворотова, Заусайлова). Его работа не приносила особенных доходов, но позволяла содержать семью, дать детям серьезное образование, которое не удалось получить самому. Но, прежде всего, он стремился сделать их людьми достойными, честными, трудолюбивыми. Основная забота по воспитанию детей ложилась на плечи матери Варвары Васильевны (1872-1943 гг.).

Вглядываясь в немногие сохранившиеся фотографии, безошибочно ощущаешь душевную доброту, внутреннее благородство многое повидавшей на своем веку женщины; простота, решимость и правдивость – вот черты, которые передала она своим детям. Варвара Васильевна имела 4 класса образования. Отличалась волевым и строгим характером, ясным умом, самостоятельностью суждений.

У Хренниковых был, как теперь говорят «открытый дом». В доме всегда звучали гитара, мандолина, пелись народные песни, популярные романсы, особенно часто «Выйду ль я на реченьку», «На сопках Маньчжурии». Старший брат Глеб обладал прекрасным тенором и, став студентом Московского университета, был одновременно принят в консерваторию. Его прослушивал сам Собинов и предвидел для него  блестящее будущее в вокальном искусстве. Но началась гражданская война, Глеб ушел добровольцем на фронт, где был убит в одном из боев под Двинском в начале 1918г.

Музыкой, казалось, была наполнена и атмосфера старинного русского города, гордившегося своей древностью. По воспоминаниям Митрофана Николаевича (брата Тихона Николаевича), Елец в годы их детства был городом музыкальным. В четырех публичных садах изо дня в день играли духовые и струнные оркестры. По вечерам музыка, в буквальном смысле слова, носилась в воздухе. Народные песни, городские романсы и студенческие песни слышались из многих окон.

Мир звуков манил Тихона неотразимо. Все интересовало мальчика. Он с увлечением читал книжки, играл со сверстниками в лапту, ходил на лыжах, съезжал на одном коньке (другого не было) с горы на лед реки Быстрой Сосны.

Т.Н. Хренников вспоминал: «Во времена моего детства город еще жил старыми традициями. Зимой, обычно на святках, на льду реки Сосны происходили кулачные бои. Начинали их, как правило, мальчишки. Заканчивалось же побоищем взрослых мужиков, в котором принимали участие сотни людей. Чтобы умерить азарт сражающихся, в дело приходилось вмешиваться даже конной милиции. Но все-таки это были бои, близкие к состязаниям, но не драки со злобой и ожесточением, как это происходит сейчас…  

Дом-музей Т.Н. Хренникова в Ельце

 

 

Напротив нашего дома была церковь Покрова Богородицы, старинная, большая. с великолепной колокольней. Мы всей семьей ходили в эту церковь. В ней часто служил архиерей, а я ему прислуживал в качестве архиерейского костыльника… Я до сих пор знаю и помню все молитвы, службы, обедни, всенощную… На меня вообще необыкновенное впечатление производит колокольный звон. В детстве слаще для меня не было звуков. Помню, просыпаешься утром, в церкви Покрова звонят к заутрене. Колокольный звон плывет густыми медленными волнами. У меня он всегда рождал ощущение какого-то большого счастья. Однако счастье мое обычно быстро кончалось: мать поднимала меня гнать корову в стадо. Еще совершенно сонный после этих сладостных колокольных звуков я отправлялся в путь» (Григорьев Л. Платек Я. Его выбрало время.  – М.: Сов. Композитор, 1983).

Поэзия русской природы, и красота народных песен, и атмосфера труда  с детства окружала будущего композитора, оставило след в его душе, вошло в сознание.

Шести лет Тихон, уже умевший читать и писать, пошел в школу, где увлекся пением и музыкой. У него обнаружился красивый голос, тонкий слух. Он с увлечением пел в школьном хоре, играл на гитаре в струнном оркестре. очень любил импровизировать. Школьный учитель пения Иван Матвеевич Зизюкин, чуткий музыкант и душевный человек, обратил внимание на музыкально одаренного мальчика, сумел развить и направить интерес к музыке. По словам Т.Н.Хренникова, он был первым из того множества добрых, отзывчивых людей, на которых ему всегда везло…

 В 1920-е годы И. М. Зизюкин был легендой Ельца, вел огромную просветительскую работу. Во всех школах города им были созданы детские хоры разных возрастных групп, которые постоянно выступали на городских праздниках и были гордостью Ельца. И долгие годы в городе трудно было найти человека, который не прошел бы хоровую школу Зизюкина.

Тихон играл на гитаре и мандолине, но мечтал, конечно, о фортепиано. В доме такого инструмента не было, и ему несколько раз у знакомых довелось прикоснуться к черно-белым клавишам. К этому времени война осталась позади, начала налаживаться новая жизнь. Отец был уже пожилым человеком, и заботу о семье взяла на себя старшая сестра Софья. Она работала учителем математики в железнодорожной школе и по совместительству заведовала библиотекой, долгое время бесплатно. Позже ей  выплатили компенсацию – всю сумму сразу, и она решила приобрести подержанное пианино, чтобы младшие – Нина и Тихон –  могли заниматься музыкой.

В это время  произошла для Т.Н. Хренникова одна знаменательная встреча. В Ельце жил чешский музыкант Иосиф Кветонь. Отец его работал военным капельмейстером, а его сын учился в Московской консерватории. У него-то Т. Хренников и получил первые уроки игры на фортепиано. Уроки проходили необычайно увлекательно. Педагогу не приходилось заставлять своего воспитанника заниматься – юного музыканта интересовало все: он задавал учителю множество вопросов, касавшихся не только самой игры, но и теории музыки. Мальчику хотелось знать, как и по каким законам отдельные звуки тянутся друг к другу, превращаясь в мелодии, как рождается музыка, способная трогать людей, волновать, пробуждать мысль. «Я счастлив, что первым моим учителем музыки был такой чудесный человек, о котором я храню самые теплые воспоминания, который в огромной степени способствовал развитию моей музыкальности, и как только я познакомился с нотными знаками, стал немножко играть на рояле, меня потянуло сочинять. Это было какое-то неосознанное чувство», –вспоминал Хренников (Григорьев Л. Платек Я. Его выбрало время.  – М.: Сов. Композитор, 1983.)

 В 13 лет  Тихон написал свой первый этюд для фортепиано. Свой этюд он показал Владимиру Петровичу Агаркову, опытному музыканту, воспитаннику Константина Николаевича Игумнова по Московской консерватории. Немало поездив по провинции и завоевав определенную репутацию, он поселился в Ельце и стал давать уроки фортепианной игры. Это было в 20-ые годы – время нэпа, и занимались у него дети в основном из состоятельных семей. Агарков брал с них за уроки изрядную сумму – по 25 рублей, то есть в 5 раз больше, чем другие учителя. Платить такие деньги Хренниковы, конечно, не могли. Но все же Агарков согласился послушать мальчика, а когда тот закончил играть, сказал, что готов заниматься с ним бесплатно. Юный автор фортепианного этюда был вдохновлен тем, что известный педагог поддержал его стремление к творчеству.   

Агарков был не только пианистом, но и композитором, нередко исполнял в концертах пьесы собственного сочинения. Слушая их, Тихон Хренников мечтал пойти по стопам своего наставника. С тех пор сочинение музыки стало для него неодолимой потребностью. Новые этюды, затем марш, наконец, вальсы.

Юноша работал без устали, делая заметные успехи. Но то были лишь первые шаги по длинной лестнице, которая вела к высотам композиторского мастерства. Нужно было многое узнать – не только в музыке, но и в жизни. Вскоре Агарков покинул Елец, и наставницей Хренникова стала Анна Федоровна Варгунина. Она немало сделала для развития его таланта, но еще больше – для становления его характера, взглядов. Она была «человеком высокой культуры и образованности, и представляла тот круг русской интеллигенции, в котором пытливость и широта интересов сочетаются с редкой душевной одаренностью и скромностью» (Тугаринов В.П. Личность и общество. – М., 1963)

Необычна была судьба этой женщины. Родилась она в богатой семье фабрикантов, но, получив образование на Высших женских курсах в Санкт-Петербурге, увлекалась передовыми идеями просвещения народа. Смело и решительно порвала с привычной средой. В студенческие годы Варгунина жила в семье выдающегося ученого Ивана Михайловича Сеченова, посещала литературные вечера и концерты, была в гуще общественных событий, а позже посвятила себя воспитанию детей – стала сельской учительницей в селе Казаки.

В ту пору, когда к Анне Федоровне пришел будущий композитор, она была уже в весьма преклонном возрасте. И тем не менее эта встреча принесла радость обоим.

У Варгуниной была прекрасная библиотека, и благодаря ей Тихон пристрастился к книгам. В ее доме он слушал музыку, открыл для себя мир Пушкина, Гоголя, Толстого, зачитывался историческими романами Данилевского, биографиями великих людей. Все это расширяло кругозор, пробуждало интерес к новому, жажду знаний.

И снова счастливая встреча, во многом определившая судьбу Хренникова. Летом 1927 г. у Хренниковых гостила подруга сестры, студентка Московского музыкального техникума Гнесиных Софья Григорьевна Цейтлен. Она послушала игру Тихона, познакомилась с его композиторскими опытами. Вернувшись в Москву, она рассказала о способном елецком мальчике Михаилу Фабиановичу Гнесину.

Он заинтересовался талантом юного музыканта и пригласил Тихона приехать в Москву для прослушивания. В Москве юный Тихон познакомился с пианистом-педагогом Эфраимом Григорьевичем Гельманом, который отметил незаурядные пианистические способности юноши и советовал поступать в техникум.

Весной 1929 г. по окончании девятилетки Тихон пишет письмо Гнесину, в котором спрашивает: «Стоит ли мне учиться музыке и выйдет ли из меня композитор?» (Рубцова В.  Так это было. Тихон Хренников о времени и о себе. М.: 1994)

Михаил Фабианович прислал открытку, в которой писал, что у Тихона есть совершенно достаточно способностей для того, чтобы избрать музыку своей специальностью, а что выйдет из него, это будет видно дальше. Необходимо приехать в Москву и поступать в техникум.

Решение было принято. Летом 1929 г. Хренников переехал в Москву и, успешно выдержав экзамен, был принят в техникум.

«Итак, до свидания, Елец – мой родной и любимый город. С ним связана жизнь самых дорогих и милых моему сердцу людей. В Ельце прошли мои школьные годы, в нем произошло мое первое знакомство с музыкой, здесь пережил я радость и волнение первых концертных выступлений со своими детскими сочинениями. В этом строгом и трудовом городе впервые рождалось и зрело во мне желание отдать накопившиеся силы моим дорогим соотечественникам. Здесь, в Ельце, покоряли мое сознание подростка откровение первых больших чувств – юношеская любовь, дружба. Здесь я вырос духовно и определил свое отношение к окружающему миру» (Юдинин Р.  Мой творческий путь. // Красное знамя, 1937.– 26 марта)

Таким образом, атмосфера старинного русского города, любительское музицирование, бытовые и музыкальные впечатления в годы детства и юности способствовали формированию характера и темперамента Хренникова. Его музыкальные способности были замечены рано и развивались стремительно. Молодой музыкант делал быстрые успехи и получил отличную подготовку, выделявшую его затем в консерватории даже среди очень одаренных студентов композиторского факультета. Итак, в нашу музыку влился яркий молодой талант. И, влившись, не затерялся в музыкальном потоке, а нашел в нем свое русло, ускорил его бег.

 

 Н.В. Шимаренкова,

и.о. зав. Домом-музеем Т.Н. Хренникова в Ельце

 

Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Елец в лицах. Постоянная ссылка.

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>