Нина Семеновна Писаревская

Нина Семеновна Писаревская, урожденная Нечаева

 Нина Семеновна Нечаева была родом из села Малиново Орловской губернии Елецкого уезда (на границе Измалковского и Ливенского районов). Ее отец Нечаев Семен Алексеевич не был дворянином, но в селе Малиново имел доходное хозяйство. К сожалению, когда дети были еще небольшими,  он заболел скоротечной чахоткой. Семья Нечаевых вынуждена была перебраться в Елец, где поселилась в Черной Слободе, приобретя небольшой домик.

Нине Семеновне было всего 12 лет, когда умер отец, и воспитание двоих детей – дочери и младшего сына легло на плечи матери Татьяны Ивановны Нечаевой. Она оказалась женщиной стойкой, разумной и деятельной. Чтобы прокормить семью и дать детям образование, она брала «на хлеба» Елецких гимназистов, преимущественно из мужской гимназии. Помимо крыши над головой, она обеспечивала им стол и уход: готовила, стирала, гладила, следила за чистотой и уютом. Неустанно трудясь, сумела дать образование своим детям.

Дочь Нина окончила  Елецкую женскую гимназию. Одаренная и талантливая ученица была рекомендована Попечительским Советом гимназии для продолжения образования в Москве на Высших женских  курсах, в чем ей щедро помогало Елецкое землячество. В 1913 году Нина Семеновна окончила филологический факультет и вернулась в Елец.

     Нина Семеновна несла в себе нечаевскую предрасположенность к искусству. Из  семьи Нечаевых  выходили  литераторы, журналисты, артисты, владевшие певческим талантом. Так, ее близкий родственник  Владимир Александрович Нечаев  был после Великой отечественной войны (40-50 годы ХХ века) особенно популярным певцом, лирический тенор которого знала вся страна и повторяла его задушевные песни. До сих пор  сохранились в народной памяти такие песни, как «По мосткам тесовым вдоль деревни…», «В городском саду играет духовой оркестр», «Белое платье мелькает», «Это было недавно, это было давно». «Тот, кто рожден был у моря», «Лучше нету того цвету, когда яблоня цветет», «Сирень-черемуха» и т.д. Его романтический, эмоциональный репертуар вызывал к жизни новые идеалы и потребности, формировал высокие поэтические вкусы нашей молодежи. 

Наталья Борисовна Ивлева, урождённая Писаревская

По воспоминаниям  дочери Нины Семеновны, Писаревской (Ивлевой) Натальи Борисовны, его  троюродной сестры, он – выпускник педагогического института имени Гнесиных – неоднократно бывал в Ельце с концертами и пел на своей родине. Елецкая учительница Лаврова Евгения Даниловна вспоминала концерты Нечаева в нашем педагогическом институте, которые не раз давал знаменитый артист для студенческой молодежи бесплатно. О значительности музыкальной одаренности рода Нечаевых свидетельствует и тот факт, что старшая сестра В.А. Нечаева, Маргарита Александровна Нечаева, была солисткой Большого театра  Союза СССР  в 30-40 годы ХХ века.

     Еще будучи Елецкой гимназисткой, Нина Семеновна Нечаева познакомилась с Иваном Алексеевичем Буниным. Встреча с  писателем не была мимолетной, она переросла в дружбу. Нина Семёновна нередко посещала  Буниных в Огнёвке – ее встречал Иван Алексеевич на соседней станции Бабарыкино, позже – в Глотове-Васильевском, вплоть до ее замужества в 1914 году, когда она стала женой  знаменитого и талантливого доктора Бориса Федоровича Писаревского (1889 – 1971). 

Нина Семеновна тепло вспоминала  эти встречи, оставшиеся  в памяти навсегда,  хранила воспоминания о бунинском гостеприимном доме, беседы, радость свиданий: «Были веселые встречи, компании, чаепития (о вине не было и речи), называла писателя дружески Ваничкой», и часто задерживалась в гостеприимном доме  Буниных на несколько дней.

     Село Малиново, родина детства  и юности Нины Семеновны, нашло отражение в творчестве Бунина. В дневнике от 16 июня 1912 года он записывает: «Выгоны в селе Малиновее. Мужик точно древний великий князь… За Малиновым – моря ржей, очаровательная дорога среди них. Лужки, вроде бутырских. Мелкие цветы, беленькие и желтые…  Молодые грачи на косогоре, их крики. Пение мошкары, жаворонков – и тишина, тишина…

     Потом большая дорога – и пение косцов в лесу: «На родимую сторонушку…». В лесу усадьба, полумужицкая. Запах елей, цветы, глушь…»     При написании  автобиографического романа «Жизнь Арсеньева», уже за рубежом, Бунин мысленно вновь возвращается к Малинову: «Помню, был в  Малиновом, доехал до Ливенской большой дороги… Наступал один из тех безмятежных вечеров начала лета, когда в полях царит какая-то  особенная полнота мира, красоты, благоденствия. Я постоял возле дороги, подумал: куда еще? – пересек ее и поехал целиком дальше. Я (…) въехал в чей-то большой лес, начинавшийся длинной лощиной с заросшим оврагами и буераками… Кругом, по всем кустам и чащам, сладко голосили и цокали соловьи, (…) не смолкая куковала кукушка, (…) тщетно весь  свой век взыскующая какого-то заветного гнезда».

     С Малиновым, как с одним из  незабвенных  бунинских мест, связана несказанная поэзия деревни, пробудившая в нем на чужбине воспоминание о России. Это воспоминание явилось  художественным материалом плача по родине в рассказе «Косцы» (1921). Песня «На родимую сторонушку…», услышанная  Буниным в Малиновском лесу, стала первоосновой этого рассказа. Именно картина Малинова впервые предстала его воображению, когда писатель оказался на «чужой  сторонушке». Она была первым отзвуком родины и народной души, высказанная в слезах и молитвах о родине…

Ты прости-прощай, любезный друг,

И, родимая, ах да прощай, сторонушка!

Ты прости-прощай, любезная, неверная моя,

По тебе ли сердце черней грязи сделалось!

Коль не любишь, не мил – бог с тобою,

Коли лучше найдешь – позабудешь!

Ах, коли лучше найдешь – позабудешь,

Коли хуже найдешь – пожалеешь!

Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Елец в лицах. Постоянная ссылка.

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>