НАЗАРОВ ЕГОР ИВАНОВИЧ

Назаров Егор Иванович (1848 или 1849 — 20.10. 1900),талантливый поэт из народа, родился в октябре 113 лет назад в Ельце, в Черной слободе в семье купцов. Самостоятельно выучился в 8 лет грамоте. В 1872 опубликовал в сборнике писателей-самоучек «Рассвет» первое стихотворение «Бедность, бедность, нищета…».
Егор Иванович Назаров интересовался историей родного края, изучал документы, касающиеся Ельца и его округи. Он был членом Орловской ученой архивной комиссии, регулярно публиковал в ее трудах свои сообщения и краеведческие работы. «К истории Ельца», «О постройке Красных рядов» идр. Писал Назаров об истории Талицкого острожка (ныне Талица Елецкого района).

Первая отдельная книга стихов поэта вышла в Москве в 1888 году, вторая — через год в Ельце.

Умер Егор Иванович Назаров в 1900 году в Ельце. Поэту мещанским обществом был воздвигнут на елецком городском кладбище чугунный памятник. К сожалению, могила поэта утеряна, нет его фотографий.

В Ельце имя Е.И.Назарова тесно связано с именем И.А. Бунина.

В 1880-е  годы Назаров познакомился елецком трактире с И. А. Буниным. Позже Назаров станет прототипом Кузьмы Красова в повести «Деревня» и Балавина в «Жизни Арсеньева», где Бунин цитирует стихи Назарова. Кроме этого, Бунин откликнулся на сборник Назарова «Собрание стихотворений» (М., 1888) статьей, которую мы публикуем с сокращениями…

 

Иван Бунин
  «Поэт-самоучка».  По поводу стихотворений Е. И. Назарова

…Всякое дело, переходя известную меру, может стать комичным донкихотством, а его вовсе нежелательно в таком серьезном деле, как помощь интеллектуальному развитию наиболее талантливых людей из народа. Жизненные волны сами собою выносят их на свет божий, и нужно не иметь очей, чтобы не видеть, и ушей, чтобы не слышать, если обойти вниманием это явление.

Однако некоторые из этих затерянных и заброшенных личностей силою своей воли и энергии умеют иногда сами собою пробиваться к свету, сохранить чистоту чувств и известную широту взглядов, несмотря на все неблагоприятные житейские условия, способные другого совершенно погрузить в тину грязи, тьмы и невежества. К числу подобных личностей принадлежит елецкий (Орловской губернии) мещанин Егор Иванович Назаров, небольшое собрание стихотворений которого вышло в свет в текущем году. Нам кажется, что, несмотря на многие серьезные недостатки его произведений, в них встречаешь искренние чувства, довольно отделанную форму стиха и задатки таланта, который, при иных обстоятельствах, мог бы вполне развиться, и немудрено, что имя г. Назарова могло стать известным и почетным…

Поэзия г. Назарова обнаруживает только задатки истинного искусства. Не сам он виною тому, что задаткам этим не пришлось вполне развиться. Он употреблял для этого все зависящие от него средства. Понятное дело, одни собственные усилия не могли из него выработать настоящего поэта, когда вся его жизнь сложилась самым неблагоприятным образом. А что жизнь его была далеко не из счастливых, то это легко видеть из его же сочинений. Кроме того, мне лично пришлось с ним познакомиться, и я получил, таким образом, возможность убедиться, что в своих стихотворениях Егор Иванович не только не преувеличивал своего положения, а скорее многого не высказал.

Род купцов Назаровых принадлежит к числу известных в г. Ельце и очень состоятельных. Но между Назаровыми есть и люди крайне недостаточные и даже совершенные бедняки. К числу последних принадлежали и члены той семьи, в которой 39 лет тому назад родился Егор Иванович…

 

Егор Иванович нигде не учился, не был даже в приходском училище; но природная склонность взяла верх, и он, кое-как выучившись грамоте, со страстностью набросился на чтение и совершенно случайно успел ознакомиться с некоторыми из лучших русских писателей.

 

В углу холодного чулана,

Подчас без пищи и без сна,

Читал я Пушкина «Цыганы»

Иль труд святой Карамзина…

Детские годы были лучшими годами Егора Ивановича. Сколько ни приходилось терпеть ему невзгод и лишений, он навсегда сохранил самое светлое воспоминание о своем детстве:

Давно то время миновало,

Но детство милое живет;

Пора, где сердце не страдало,

Во мне до гроба не умрет.

С какою любовью и с каким искренним чувством относился он к тому уголку, где протекли его детские годы! Вот, например, его обращение к реке Сосне:

Люблю тебя, река родная,

От самых юношеских лет;

Отчизну часто покидая,

К тебе я слал в душе привет;

 

И рисовал воображеньем

Немолчный говор твоих волн,

Когда ты мчишь в своем теченьи

Рыбачье судно или челн.

 

Твой берег, зеленью одетый,

Где в зной при солнечных лучах

Дитя беспечное, раздетый,

Плескался я в твоих струях…

Недолго, однако, пришлось Егору Ивановичу жить безмятежною жизнью. С ранних лет его определили в мучную лавочку, и с тех пор потянулись для него долгие, беспросветные дни. Судьба бросала его во все стороны нашего обширного отечества.

Я бывал в странах далеких,

Жизни бурею гоним,

Утопал в снегах глубоких,

Жил под небом голубым…

Господину Назарову приходилось испытать не только нужду и лишения, но и непосильный физический труд: некоторое время он таскал кули, и как странно мне было видеть, что такой слабый, небольшого роста человек был способен на такие испытания! Но обстоятельства складывались иногда еще хуже: задавленный нуждою, Егор Иванович принужден был некоторое время вести винную торговлю, и, представьте себе, читатель, за кабацким прилавком человека, который говорит о себе:

В пору юности прелестной,

Жизни раннею весной,

В мир фантазии чудесной

Уносился я душой.

 

То витал за облаками,

То стремился в даль степей,

То за синими морями

Жил в толпе богатырей…

Не одни только яркие фантастические картины рисовались его молодому воображению. Он воодушевлялся всеми благородными чувствами, всеми высокими нравственными мотивами:

До сей поры, в несчастье и в нужде,

Искал я истины, святой и непреложной…

Нечего и говорить, что на своем жизненном пути он почти вовсе не встречал таких людей, которые бы сочувственно отнеслись к его стремлениям к поэзии и искусству, — большинство, напротив, насмехались над подобными порывами, считая их ребяческими затеями, не ведущими ни к какой цели. Да иначе и не могли относиться к этому люди из той среды, в которой вращался г. Назаров.

Все это, вместе взятое, привело к тому, что его стихотворения носят крайне грустный отпечаток: он с горечью оплакивает свои юношеские мечты, разочарованно смотрит на людей и видит всюду одни лишь темные стороны жизни. Все это, конечно, вполне естественно, и никто не упрекнет его в фальши, когда он говорит:

Рад бы запеть я песню веселую,

Сердце потешить, грусть одолеть;

Нет, все про горе и долю суровую

Как-то невольно приходится петь!

Разбитые идеалы, неосуществленные надежды привели к тому, что поэт в ту пору, когда у других во всей силе проявляется энергическая деятельность, когда еще далеко не исчерпаны «радости жизни», кажется прежде времени утратившим свою молодость. Нет для него впереди радости и счастья, и безысходной скорбью звучит его песня.

Рано, рано жизни холод

В сердце бедное проник, —

По летам я еще молод,

По кудрям давно старик!..

В нашу задачу не входит рецензирование стихотворений г. Назарова, но мы не можем пройти молчанием некоторые пункты. Мы сказали, что стих г. Назарова довольно выработан, но это, конечно, надо понимать относительно. Из приведенных выше цитат читатель может заметить, что стих его гладкий и свободный и не лишен образности; зато у него встречаются часто и некоторые шероховатости, подчас не вполне точные соблюдения размера и даже неправильные выражения…

Некоторые стихотворения г. Назарова очень хороши, как, например, «Памяти Надсона», «Встреча Нового года», «Море житейское» и другие. Вот третье из указанных стихотворений целиком:

Море житейское, море глубокое,

Волны свирепые, бури жестокие

Вечно тревожат бездонное море,

Тонут бесследно в нем радость и горе.

Вечно волнуется племя людское,

Войны, пожары, голод, разбои,

Клятвы, обеты в любви неизменной,

Ненависть, злоба, недуг прокаженный,

Стоны и вопли застигнутых роком —

Все заливается общим потоком,

Все поглощает бурливое море:

Счастье, надежды, радость и горе.

Вообще, мы повторяем, что сложись иначе обстоятельства, из г. Назарова вышел бы хороший поэт; но ему не было ни откуда помощи и поддержки.

В чем же, однако, спросят нас, могла бы выразиться эта помощь? Ответ на этот вопрос очень прост. Не говоря исключительно о г. Назарове, следует сказать, что интеллигенция могла бы не упускать из виду подобных личностей, вводить их в круг широких, умственных интересов, стараться развивать эстетический вкус и пр. Личное знакомство и советы также могли бы сыграть здесь значительную роль. Литературная критика также не должна бы проходить молчанием эти явления и, при разборе подобных сочинений, нельзя ограничиваться одной иронией, что обыкновенно достается в удел им.

 

Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Елец в лицах. Постоянная ссылка.

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>