В защиту писателя М.М. Пришвина

С возмущением воспринял несуразную публикацию в елецкой городской газете (См. в предыдущем выпуске:  Как повысить свой рейтинг? (Об особенностях публицистического стиля газетных статей краеведческой направленности) о том, что М.М. Пришвин якобы занимался неблаговидными делами в Ельце в годы революции и Гражданской войны. Конечно, таким клеветническим публикациям необходимо давать решительный отпор. Посылаю Вам материал в продолжение этой темы: на основе архивных материалов освещается тот великий вклад, который внес писатель М.М. Пришвин ради сохранения материального и документального наследия Елецкой земли.                     

В. Богданов

НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ О М.М. ПРИШВИНЕ,                                                                    СПАСШЕМ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ МНОГИЕ ПАМЯТНИКИ ЕЛЕЦКОЙ СТАРИНЫ

В системе Главархива Москвы есть Центральный московский архив-музей личных собраний (ЦМАМЛС). В его фондах хранятся и материалы по истории и культуре других регионов России. В частности, здесь обнаружены источники, касающиеся прошлого Липецкого края.

Личный фонд историка-архивиста Михаила Станиславовича Вишневского (1890-1938) [Ф. 24. 241 ед. хр., (1914)-1939 гг., 1 оп.]. Среди бумаг фонда – документы о работе М.С. Вишневского в Центрархиве РСФСР и СССР, в том числе отчеты о ревизиях губернских архивов. В одном из дел хранится отчет М.С. Вишневского по командировке в Орловскую губернию в период с 16.07 по 28.08.1919 г. В нем говорится о состоянии архивных фондов г. Ельца. Дело в том, что М.С. Вишневский обследовал и описывал архивы Ельца как раз накануне захвата города отрядами Мамонтова. Командировка в Орловскую губернию московского инспектора завершилась 28.08.1919 г. А через несколько дней, в воскресенье 31 августа, мамонтовцы неожиданно захватили Елец. Неделю белоказаки бесчинствовали в городе: грабежи, погромы, расстрелы «евреев и коммунистов». «Советские учреждения почти все разгромлены, Отдел образования сожжен». 6 сентября 1919 г. «вошли в город красные войска», «все отделы найдены в полуразрушенном состоянии, бумаги и дела разбросаны в беспорядке, часть разорваны и уничтожены». (см.: ГАЛО. Ф. Р-147. Оп. 1. Д. 18. Л. 334.)

В бумагах М.С. Вишневского содержатся сведения о работе в Ельце писателя М.М. Пришвина – архивиста, краеведа. Как выяснилось, в годы лихолетья Михаил Михайлович всемерно заботился о сохранении документального наследия Ельца и уезда. Период времени с 1917 по лето 1920 гг. был, пожалуй, самым трудным в биографии Пришвина. После революции 1917 г. он вернулся в родное Хрущево, но не нашел там покоя: в октябре 1918 г. местные крестьяне предъявили его семье «выдворительную». Горестным было его бегство из Хрущева в Елец. Чувство пережитого унижения привело к тому, что Пришвин перестал писать.

В 1918-1919 гг. М.М. Пришвин работает учителем географии в Елецкой гимназии. В мае 1919 г. налаживает краеведческую работу, некоторое время служит заведующим библиотекой в с. Стегаловка Елецкого уезда. Дневниковые записи и архивные документы подтверждают, как много сделал писатель для Ельца.

Михаил Пришвин активно участвует в мероприятиях по организации городской библиотеки. Включился в благородную работу по спасению и сохранению местного культурного наследия. По поручению Отдела народного образования писатель спасает от уничтожения книги из барских усадеб и свозит их в Елец. И первой в его плане стоит богатая библиотека Стаховичей в имении Пальна-Михайловка.

Пришвин «хлопочет над созданием городского архива, организует краеведческий музей». Кстати, инспектор Главархива М.С. Вишневский свидетельствовал, что богатейшие архивные фонды Ельца срочно необходимо «разобрать и сохранить».

Данные отчета московского инспектора М.С. Вишневского подтверждаются другими источниками. Так, липецкий археограф В.Б. Поляков обнаружил в фондах ГАЛО документы о М.М. Пришвине, деятельном организаторе архивного дела в Ельце и уезде (январь-август 1920 г.). Тогда же писатель работал в культурном отделе Елецкого уездного отделения Союза работников просвещения и социалистической культуры – секциях по изучению края и художественной.

22 марта 1920 г. М. Пришвин выступил на коллегии культотдела о работе секции по изучению местного края. В частности, он сказал: «Ввиду того, что происходит уничтожение архивов и памятников старины, необходимо в ближайшее время заняться охраной последних. Для этого надо принять меры к тому, чтобы вызвать к жизни общество краеведения». (см.: ГАЛО. Ф. Р-702. Оп. 1. Д. 16. Л. 10; Ф. Р-719. Оп. 1. Д. 24. Л. 28об., 30, 37, 42об., 47; В.Б. Поляков. К биографии М. Пришвина. Документы ГАЛО о деятельности писателя в г. Ельце // Советские архивы. № 2. 1989. С. 80-81; В.Б. Поляков. М.М. Пришвин в Ельце (1920 г.) // Советские архивы. № 3. 1990. С. 79.)

Чем же был обусловлен интерес Пришвина к архивным документам? Михаил Михайлович причислял себя к школе русского писателя Алексея Ремизова, искавшего языковые сокровища в писцовых архивах минувших веков. Но Ремизов отдавал предпочтение «слушанию» ветхого листа рукописи, а Пришвин жил речью из уст в уста. И вот в период революционного преобразования действительности писатель, видимо, обратился к изучению архивных материалов. Вероятно, именно поэтому он и вел переговоры с представителем Главного управления архивным делом (ГУАД) В.С. Вишневским о том, чтобы возглавить в неспокойное, противоречивое время документальные собрания г. Ельца и Елецкого уезда. (см.: Курбатов В.Я. Михаил Пришвин: Жизнеописание идеи. М., 1986. С. 73.)

* * *

Далее приведем фрагменты отчета инспектора ГУАД В.С. Вишневского.

«… В г. Ельце при Отделе образования образовался исторический кружок под председательством известного писателя Пришвина. Члены кружка пытались повлиять на начальное положение архивов, но не сумели должно быть взяться за дело, не получив разрешения разбирать архивы некоторых учреждений, оставили это дело.

Пришвин с большим, по-видимому, интересом взялся бы за работу по приведению в порядок и известность местных архивов. Он прежде работал в архивах Олонецкой и Вологодской губ., выполнял различные поручения Географического общества.

Составленную мною «докладную записку» он читал и мы вместе с ним были у председателя Исполкома Григорьева и беседовали о положении архивов. Григорьев обещал пригласить Пришвина на пленарное заседание, где предлагал ему выступить вместе с местным преподавателем литературы Щекиным-Кротовым с пояснениями, и принять участие в выработке мер охраны архивов. Лично я не мог принять участие в собрании членума Исполкома, т.к. для этого нужно было остаться в Ельце еще на несколько дней.

Отдел образования тоже в общем отнесся доброжелательно к моему предложению поручить наблюдение и разборку архивов членам исторического кружка. Сочувственно к этому отнеслись и местные археологи А.П. Бутягин и доктор Н.Н. Холин, обещавшие принять участие в работах кружка. Особенно полезно было бы участие Бутягина, старожила ельчанина, автора многих статей, и местного лектора по археологии и истории Елецкого края. Очень жаль, что, по-видимому, не удается А.П. Бутягина вовлечь в более активную и ответственную работу из-за тех прений, какие могут возникнуть у местной ЧК с Главархивом, если мы поручим Бутягину такую работу. Председатель ЧК ни в чем контрреволюционном не подозревает его, хотя он и просидел в тюрьме в качестве заложника 73 дня…

Заканчивая свой отчет по командировке [в Орловскую губ.], считаю необходимым предложить следующее… Рекомендовать Уполномоченному [архивным делом в Орловской губернии] пригласить в качестве сотрудника по разборке архивов в городах: … Ельце – Пришвина … Дееву и Пришвину поручить наблюдение за архивами: первому – г. Брянска, второму – г. Ельца. Рекомендовать снестись с кружками по изучению истории г. Ельца – «Елецкого края»… Запросить Исполкомы: … Елецкий …, что было сделано по приведению в жизнь мероприятий по охране архивов, изложенных в моей «докладной записке»…

События военного времени и связанные с ними трудности условий работы не могут служить для нас оправданием в нерадении в отношении архивов. [Эти меры] надо принять по городу и уездам как в отношении архивов правительственных, общественных, политических учреждений дореволюционного времени, так и в отношении архивов помещичьих (родословных), где могут сохраниться документы, рисующие с экономической, хозяйственной, правовой и других сторон жизни нашего крестьянства как во время крепостного, так и дореволюционно-капиталистического хозяйства…»

Материал подготовлен ведущим научным сотрудником Главного архивного управления Москвы Валерием Богдановым.

Москва, 12.01.2013 г.

 

Поделиться в соц. сетях

0
Эта запись опубликована в рубриках: Дон и Долдон. Постоянная ссылка.

1 комментарий В защиту писателя М.М. Пришвина

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>